Sprache wechseln

Breadcrumbs

У черта на куличках

Изначально выражение звучало как к чёрту на кулижки, где слово «кулижки» означало островки на болоте или лесные полянки.

Куликовская битва, по мнению А. Т. Фоменко, произошла в 1380 году от Р. X., но не на Куликовом поле, нынешней Тульской области, а на Кулишках в городе Москве.

 1007

128039-i 069

Оригинал "Фоменко":
http://lib.rus.ec/b/289477/read

Критика "Антифоменко":
http://fatus.chat.ru/ulyan.html
http://fatus.chat.ru/kulik.html
http://fatus.chat.ru/petroff.html

Сторонникам версии Куликовской битвы на Кулишках в Москве, которую я лично не сбрасывал бы со счетов, будет небезынтересен сайт "МАЛЫЕ РЕКИ МОСКВЫ"
http://mosriver.narod.ru/mrm.htm

СКАЗАНИЕ О МАМАЕВОМ ПОБОИЩЕ: http://fatus.chat.ru/skaz.html
ЗАДОНЩИНА: http://fatus.chat.ru/zadon.html

Из Википедии:
----------------------
Краткие упоминания о Куликовской битве сохранились также у Орденских хронистов, современников события: Иоганна Посильге, его продолжателя Иоганна Линденблата и Дитмара Любекского, автора «Торуньских анналов». Вот выдержки из их произведений:

Иоганн Пошильге, чиновник из Помезании, живший в Ризенбурге, писал свою хронику также на латыни с 60—70-х годов XIV века до 1406 года. Затем его продолжатель до 1419 года, Иоганн Линденблат, перевёл её на верхненемецкий:

«В том же году была большая война во многих странах: особенно так сражались русские с татарами у Синей Воды, и с обеих сторон было убито около 40 тысяч человек. Однако русские удержали <за собой> поле. И, когда они шли из боя, они столкнулись с литовцами, которые были позваны татарами туда на помощь, и убили русских очень много и взяли у них большую добычу, которую те взяли у татар».

Дитмар Любекский, монах-францисканец Торуньского монастыря, довёл свою хронику на латинском языке до 1395 года. Затем его продолжатель до 1400 года перевёл её на нижненемецкий:

«В то же время была там великая битва у Синей Воды между русскими и татарами, и тогда было побито народу с обеих сторон четыре сотни тысяч; тогда русские выиграли битву. Когда они хотели отправиться домой с большой добычей, то столкнулись с литовцами, которые были позваны на помощь татарами, и взяли у русских их добычу, и убили их много на поле».

Сведения их о Куликовской битве восходят, очевидно, к сообщению, привезённому из Руси ганзейскими купцами на съезд в Любеке в 1381 году. Оно в сильно искажённом виде сохранилось в сочинении немецкого историка конца XV века декана духовного капитула города Гамбурга Альберта Кранца «Вандалия»:

«В это время между русскими и татарами произошло величайшее в памяти людей сражение, в местности, называемом Флавассер. Согласно обычаю обоих народов, они сражались, не стоя друг против друга большим войском, а выбегая, чтобы метать друг в друга копья и убивать, а затем снова возвращаясь в свои ряды. Рассказывают, что в этом сражении погибло двести тысяч человек. Победители русские захватили немалую добычу в виде стад скота, посколько почти ничем другим татары не владеют. Но недолго русские радовались этой победе, потому что татары, призвав в союзники литовцев, устремились за русскими, уже возвращавшимися назад, и добычу, которую потеряли, отняли и многих из русских, повергнув, убили. Это было в 1381 году от Рождества Христова. В это время в Любеке был съезд всех городов союза, называемого Ганзой».
----------------------------------

Во всех трех свидетельствах речь идет не о Куликовской битве, а о битве на Синих Водах. Даже третье, якобы искаженное, свидетельство повествует именно о ней. Флавассер = Blauwasser = Синие Воды.
Спрашивается, к чему такая явная подтасовка в статье о Куликовской битве? Когда этим свидетельствам - место в другой, абсолютно куцей, статье Википедии: Битва на Синих Водах — битва на реке Синюха.

Пару слов о Хавском и его труде:
В оригинале "Древность Москвы: Или указатель источников, ея топографии и истории" Петр Васильевик Хавский пишет буквально следующее:
"Кулишки существовали прежде Москвы, подъ именемъ селъ Кучковыхъ (?!!)". И ссылается при этом на Карамзина 2-ой том его "Истории" Прим. 501.

Изумление в скобках - это его, Хавского.

Но у Карамзина во 2-ом томе нет 501-го примечания!
Карамзин лишь перечисляет Кучковы села на месте будущей Москвы:
1). Воробьево
2). Симоново
3). Высоцкое
4). Кудрино
5). Кулишки
6). Сухощаво (Сущево)
7). Кузнецкая слобода
и кроме них еще несколько деревень: На Вшивой Горке, на Красных и Чистых прудах, где находился дом самого Кучка.

Но Карамзин ничего не утверждает и подчеркивает, что все это основано на изустных преданиях, рассказываемых современными историками Москвы.


Рассказ о Куликовской битве вошел в свод «Джагфар тарихы» в составе летописи Мохамедьяра Бу-Юргана «Бу-Юрган китабы» («Книга Бу-Юргана»), или «Казан тарихы» («История Казани»), 1551г.

Приводим текст этого рассказа:

«Мамай тогда готовился к походу на выступившую против его власти Москву и был рад даже этой тысяче1. Он тут же переправил кыргызских биев к Азану2, и они передали ему следующую ложь: «Арабшах3 присоединился со всей ордой к Мамаю и посоветовал тебе прислать кыпчакскому улубию дань и отряд с туфангами4 для наказания московских бунтовщиков. В противном случае он пообещал напасть на тебя со всей ордой Мамая». Эмира как молнией поразило это известие. Он тут же вызвал бека Сабана5 и велел ему идти на Шир6 для соединения с Мамаем с двумя тысячами черемшанцев Чаллы-Мохаммеда7, тысячью башкортов, буртасской тысячью Гарафа8 и тысячью кисанцев9, а также с двумя туфангами Аса, ученика пушечного мастера Тауфика. Прощаясь с сардаром10, эмир откровенно сказал ему: «Пусть лучше погибните вы, чем всё государство». Увидеть возращение войска Азану не довелось, т.к. вскоре после ухода Сабана он умер. Эмиром стал его сын Би-Омар11. А Сабан направился в Кыпчак и соединился с 80-тысячной ордой Мамая на развалинах старой крепости Хэлэк. Перед битвой наши захватили в поле русского воина, одетого в рясу папаза (священника – Ю.Б.). Сабан хотел допросить его и отпустить, т.к. наши никогда не трогали никаких священников, но тут подъехал Мурза-Тимур12 и убил пленного копьём. Наши узнали этого разбойника, и Гараф тут же отправил его в ад таким же копейным ударом. Тут улубий, взяв в заложники Чаллы-Мохаммеда, велел атаковать 60 тысяч русских и 10 тысяч примкнувших к ним артанских всадников13 в неудобном для этого месте14. Наши, наступая на правом крыле, быстро расстроили стрельбой из караджея15, а затем и растоптали 10 тысяч стоявших перед болотом русских пехотинцев. Дело было очень жарким. Под Гарафом убили лошадь, и он, уже пеший, взял у убитого кара-джея и поразил стрелой балынского бека. Потом оказалось, что это один из московских бояр оделся в одежду своего бека и стал впереди войска, дабы того не убили16. А Сабан при этом всё удивлялся тому, что не видит хорошей русской конницы. А она, оказывается, была поставлена в поскын (засаду) в лесу за болотом, и деревья в нем были подрублены для быстрого устройства завала в случае вражеского прорыва. И когда балынский бек17 увидел гибель своего левого крыла, то в ужасе бросился скакать прочь со своими ближайшими боярами. А бывшие в засаде приняли его за татарина и свалили на него подрубленное дерево, но бек всё же остался жив.

А наши покончив с левым крылом русских, уперлись в болото и остановились. Мамай, наблюдавший за битвой с высокого холма позади войска, воспринял эту заминку за проявление трусости и велел своему лучшему монгытскому алаю18 подогнать наших ударом в спину. Сабан едва успел развернуться и встретить кытаев19 стрелами, а затем мечами, иначе бы его с ходу растоптали 20 тысяч степняков (кырагай).

В это время левое крыло Мамаева войска, состоящего из 10 тысяч крымцев и 7 тысяч анчийских казаков, рассекло правое крыло русских и боковым ударом расстроило балынский центр. Бий Бармак, единственный из ногайских биев, с которым наши ладили, был со своими против московского центра и тут же поднажал и погнал его. Когда он, преследуя неверных, оказался левее леса, воевода балынцев Адам-Тюряй20 вызвал свою 20-ти тысячную конницу из засады и опрокинул его сокрушительным боковым ударом.

Увидев мгновенную и напрасную гибель большинства своих, Бармак развернул уцелевших и бросился прочь мимо остервенело бьющихся друг с другом булгар и монгытов Джинтель-бия21. Крымцы и анчийцы бросились бежать в другую стороную пролетая мимо дерущихся. Бармак крикнул во всю мощь о полном разгроме, и только это заставило всех позаботиться о спасении. Оставив Гарафа с его буртасцами сдерживать напор русских, Сабан стремительно повёл остальных домой. Во время отступления, однако, многие наши опять сцепились с новыми ногайцами Джинтель-бия и отчаянно резались друг с другом на ходу. Гараф же удерживал напор балынцев столько, сколько это было возможно. Адам-Тюряй (Димитрий Боброк), увидев, что бьётся против булгар, выдвинул против них свежих артанских всадников, а сам отправился с балынцами к холму. Мамай, завидев их, бежал.

Ас22 с двумя пушками, так и не выстрелившими ни разу, был брошен у холма23. Русские хотели его прикончить, но Адам-Тюряй не дал и взял мастера с его туфангами в Москву. Ас научил балынцев делать пушки, которые они вначале называли по-нашему «туфангами». А вообще-то, в этом сражении балынцы и артанцы бились необычайно жестоко и не брали никого в плен. Когда Гараф расстрелял все свои стрелы и потерял уже шестого по счёту коня, артанские балынцы бека Астея24 окружили его и изрубили на куски. Потом тот же Астей настиг у Шира Чаллы-Мохаммеда и, когда бек нечаянно упал с лошади, растоптал его. Бек Сабан говорил, что потерял в этом несчастном побоище всего треть воинов, но это он, скорее всего, говорил о своих джурах. Потомки Гарафа рассказывали, что Сабан не потерял, а привёл домой всего треть своего отряда. В пользу этого свидетельствует клятва Сабана: либо ему, либо его детям смыть эту обиду. А один из воинов Гарафа рассказывал, что беку во сне накануне битвы явился святой Габдель-Халик, некогда убитый на этом месте кинсанцами25, и сказал ему: «Завтра войско булгар ждёт большое несчастье — встань и уведи людей». На это Гараф ответил, что в его роду Амиров никто и никогда не отступал, и он не нарушит этого обычая. Тогда Габдель-Халик сказал, что в таком случае он будет убит, и так и случилось. А этот воин видел, как убили Гарафа, спокойно шагнувшего с мечом навстречу артанской лаве. Его самого ранили, но он, очнувшись уже ночью и уже без доспехов, смог всё же уйти» .

НАШ КОММЕНТАРИЙ

1 Речь идёт об одной тысяче воинов кыргызов, которые последовали за заговорщиками, убившими эмира Синей Орды Арабшаха на переправе через Дон в 1380г.
2 Азан-Хасан, сын Мир-Махмуда, эмир Булгарского государства, 1359-1380гг.
3 Арабшах – младший брат кук-ордынского хана Уруса, посланный с войском Заволжской орды на помощь Булгару.
4 Туфанги — пушки
5 Сабан — бий Кашанский, сын Юсуфа, внук Лаиша, булгарский военачальник.
6 Дон.
7 Чаллы-Мохаммед — бек Черемшанский.
8 Гараф — сын Адама, бек Кермека.
9 Рязанцев.
10 Воевода — здесь: бек Сабан.
11 Бей-Умар — сын Азан-Хасана, эмир Булгарского государства 1380-1422 гг.
12 Ногайский бий.
13 Литовско-русских конных воинов.
14 На поле Куликовом.
15 Арбалетов.
16 Речь идёт о боярине Бренко, переодевшимся в великокняжескую одежду и убитом на поле Куликовом.
17 Св.великий князь Московский Димитрий Иванович.
18 Полку туркмен.
19 Кара-китаи — тюрское племя.
20 Боярин Димитрий Боброк Волынский, Гедиминович, родоначальник Боброковых.
21 Джинтель-бий — туркменский воевода.
22 Булгарский пушечный мастер.
23 У Красного холма, ставки темника Мамая.
24 Остей — внук великого князя Литовского Ольгерда, командовавший русско-литовским войском.
25 Габдель-Халик — булгарский мусульманский святой, дервиш из братства «Эль-Хум», убитый в XIV в. рязанцами, автор поэтического произведения «Жалоба хану».

http://bulgarizdat.ru/book109.shtml

Особенно обращает на себя внимание Комментарии, которые выглядят явно притянутыми за уши.

Хотя, как версия, текст заслуживает пристального рассмотрения.

Оказывается, после того как Куликовскую битву закрепили за междуречьем Дона, Непрядвы и Смолки, странным образом начали меняться и местные топонимы. Еще в 1794 г. была Калиновка и вдруг стала Куликовка.

Kulikovka

http://f.foto.radikal.ru/0609/0ea3a58bae54.jpg

Кроме трех известных нам сегодня главных "первоисточников" о Куликовской битве «Летописной повести», «Задонщине», «Сказании о Мамаевом побоище», а также в брошюре И.Афремова 1849г., недавно был обнаружен еще один русский источник: это несохранившиеся ростовские летописи XIV в. в Хлебниковском Ростовском летописце копии XVII в. о Куликовской битве в передаче ростовского краеведа А.Я. Артынова, где подробно рассказывается о сборе войск в Ростовском княжестве и о путях их следования именно по полю Куликову в день битвы:

«Ростовцы стояли крылом своим у большого оврага, идущего к реке Непрядве и селу Рождественскому, потом перешли ручей Верходубье и Липовой, впадающий в реку Смолку, где и бились с татарами, имея позади себя реку Непрядву и лес. В самой сече билися с татарами у Рыбного оврага, дошли до устья Утиного, впадающего в реку Смолку, дошли, наконец, и до Красного холма» .

После того, как А.Я.Артынов переписал Хлебниковский летописец, а его владелец – ростовский купец и собиратель древностей Павел Васильевич Хлебников – умер, уникальная рукопись исчезла. Что интересно - это, что и эта летопись и многие другие "первоисточники" обязаны своим явлением народу семейству Мусиных-Пушкиных.

Граф Алексей Иванович (1744 - 1817), известный археолог, член российской академии; был обер-прокурором святейшего синода, президентом академии художеств и сенатором. Первая из этих должностей дала ему возможность черпать материалы из архивов монастырей и епархий; у Сопикова он купил все бумаги Крекшина о Петре Великом. Его "собрание" было открыто всем членам московского общества истории и древностей российских, им пользовался и Карамзин. Теперь оно известно только по рассказам, так как большая часть его погибла в московском пожаре 1812 года. М.-Пушкину удалось открыть "Слово о Полку Игореве", древнейший список Лаврентьевской летописи, новые списки "Русской Правды", "Завещания Владимира Мономаха" и другие. Многие из имевшихся у него рукописей он успел издать: "Книга Большому Чертежу" (Санкт-Петербург, 1792), "Русская Правда или законы великих князей Ярослава и Владимира" (Санкт-Петербург, 1792, и М., 1799, вместе с Болтиным и Елагиным), "Духовная великая книга Владимира Всеволодовича Мономаха детям своим" (Санкт-Петербург, 1793); "Ироическая песнь о походе на половцев удельного князя Новгорода-Северского Игоря Святославича" (М.,1800). Главнейшие исследования А. И. М.-Пушкина: "Историческое исследование о местоположении древнего российского Тмутараканского княжения" (Санкт-Петербург, 1794); "Историческое замечание о начале и местоположении древнего российского, так называемого, Холопья-города"; "Примечания на древние славянские месяцесловы" (в "Трудах Московского Общества Истории и Древностей Российских"). - Ср. Срезневский, "М.-Пушкинский сборник" (Санкт-Петербург, 1893); "Вестник Европы" за 1813 год, ч. 72, № 21 и 22; "Записки и Труды Московского Общества Истории и Древностей Российских" (1824, ч. II); Н. Попов, "История Московского Общества Истории и Древностей Российских"" (М., 1884); "Библиографические Записки" (1859); "Дневник Храповицкого", изд. Барсукова (прим.); П. Н. Петров, "Материалы для истории академии художеств" (часть I); "Русское Обозрение" (1894, № 4). - 
http://bogorodsk-noginsk.ru/rodoslovie/musin-pushkin.html

Ноги у исчезнувшего оригинала Хлебниковского летописца из коллекции Мусина-Пушкина, своевременно и предусмотрительно переписанного Артыновым, якобы растут аж от стольниа царя Алексея Михайловича Алексея Богдановича Мусина-Пушкина.

Или же от известного фальсификатора-антиквара Антона Ивановича Бардина?
http://his.1september.ru/article.php?ID=200600407

Но есть и другие реконструкции места и действий Куликовской битвы. В частности гипотеза-реконструкция Ф.Г.-Х.Нурутдинова, основанная на всплывших недавно неких ранее неизвестных (малоизвестных) булгарских летописях-сказаниях. Это кардинально новая точка зрения по вопросу о месте и о ходе Куликовской битвы, причём сама дата и результаты битвы остаются неизменными.

TKB-39

Обозначения:

1. Ставка Мамая.

2. Атака правого крыла мамаевой армии, возглавляемого Джинтель-бием и Бармаком.

3. Атака левого крыла мамаевой армии, возглавляемого Камилем.

4. Окопы московских пехотинцев на левом береге Красивой Мечи.

5. “Московский центр”–часть московско-литовской конницы.

6. Расположение и атака засадного полка Д. Боброка.

7. Расположение и неудачная атака армии В. кн. Московского Дмитрия.

8. Атака булгар эмира Сабана Кашани, начавшая Куликовскую битву.

9. Движение армии Багуна на соединение с армией Мамая.

10. Движение орды кочевых булгар (“ногайцев”) эмира Идегея.

11. Движение армии эмира Бахта-Мохаммеда с корпусом Симая Малика (Семена Малика).

Накануне битвы произошла стычка между гарачскими (казанскими) булгарами и нугаями (кочевыми) булгарами Мурзы-Тимура и Джинтель-бия из войска Мамая, в которой гарачцы убили Мурзу-Тимура. Мамай расценил это событие как бунт гарчцев и взял в заложники гарачского эмира Чаллы-Мохаммеда. Эмир Сабан Кашани решил, что Мамай намеревается уничтожить его булюк (полк) и стал готовить побег от Мамая через донскую переправу у Касма-Катау (г. Данкова), при устье реки Черсу (Вязовка). Ранним утром 8 сентября 1380 г. полк гарачских булгар Сабана Кашани, под покровом тумана внезапно атаковал московских пехотинцев, стоявших по берегам Кызыл Мичи (Красивой Мечи) и Дона. Гарачские булгары, внезапно вынырнув из тумана, застали московских пехотинцев врасплох и пробились через их ряды, — но не к переправе, а к болотистым берегам средней Черсу, где стали погружаться в жижу и остановились. Само название реки — Черсу — значит по-булгарски «Вязкая река», «Река-Жижа», поэтому русские и называют её «Вязовка». Очевидно, в тумане гарачские булгары сбились с пути. Как видим, туман и помог им, и навредил.

Мамай, пришедший на поле Куликово только ради соединения с армией Багуна и обдумавший вопрос о захвате переправы Акказ (Лебедянь), очень скоро узнал об успешном прорыве Сабана Кашани и немедленно велел левому (Сабан Халджа, Камиль) и правому (Джинтель-бий, Бармак) крыльям своего войска атаковать московскую пехоту и захватить Акказ кичу (Лебедянскую переправу). Но людям «мамаевских крыльев» пробиться через толпы московских пехотинцев было трудно: пехотинцы быстро приготовились к бою и соорудили ямы-ловушки и траншеи. К тому же пехотинцам помогала 10-тысячная литовская конница, названная в рассказе Талкыша (см. «Джагфар тарихы») «московским центром» и стоявшая севернее позиций пехотинцев. Несомненно, выражение «московский центр» возникло под влиянием рассказа Василия I, услышанного Талкышем (он виделся с Василием I лично) или прочитанного им в недошедшей до нас летописи Василия I. Здесь налицо русское влияние на булгарское летописание (встреча Талкыша с Василием I, на которой Василий мог попросить того предоставить ему сведения о Куликовской битве, состоялась, скорее всего, после похода эмира на Владимир в 1411г. Очевидно, в том же году рассказ Талкыша попадает в Москву).

Когда всадники обоих крыльев мамаева войска ворвались на позиции московских пехотинцев, началась невиданная резня, во время которой никто не брал пленных.

Некоторые современные исследователи считают, что московские пехотинцы сгинули чуть ли не за зря. Это глубокое заблуждение. Да, погибли 55 тысяч пехотинцев из 60 тысяч, но они смогли убить 11 тысяч лучших булгарских воинов. Это обескровило войско Мамая и позволило засадному полку опрокинуть великолепную мамаевскую конницу. Этот подвиг московских пехотинцев поразил самого султана Тохтамыша, водившего в бой лучшие армии булгар. Сами булгарские воины высоко оценили боевые качества московской пехоты. Под влиянием именно этой оценки Юсуф аль-Булгари при описании казанской осады 1552г. заметил: «Когда Япанча (булгарский полководец середины-конца XVIв.), потомок Сабана Кашани, попытался пробиться к Арским воротам (Казани), то попал — как когда-то гарачцы эмира Сабана на берегу Кызыл Мичи (т.е. во время Куликовской битвы) — в лабиринт траншей и ям. Тогда — балынские, а теперь урусские пехотинцы бросались группами — от 3 до 5 человек — на наших ещё не упавших всадников, ломали ноги и вонзали копья в лошадей, сбрасывали на землю палками с крюками искуснейших наездников и тут же рубили их топорами. И тогда, и теперь никто из дерущихся не брал пленных».

С огромным трудом оба крыла Мамаева войска преодолели позиции московской пехоты и взяли Акказкичу (Лебедянь), а после чего разбили «московский центр» и отбили атаку московского великого князя. Великокняжеское знамя упало на землю и многие мамаевцы, решив, что одержали полную победу, занялись грабежом. Между тем в бою они значительно продвинулись по направлению к Каенсу (совр. Непрядве) и оказались «левее» яшелской дубравы, где скрытно стоял засадный полк Димитрия Боброка. Эту дубраву русские называли «зеленой» — ведь она находилась на берегу реки Яшелсу («Зеленая или Синяя река», левого притока Красивой Мечи). В засаде боброкцы стояли лицом к северу, поэтому перед атакой южный ветер дул им в спину. Именно с точки зрения боброкцев мамаевцы оказались «левее леса» (т.е. дубравы). Сказать о том, что южный ветер дул в спину боброкцам и что мамаевцы перед атакой засадного полка оказались «левее леса» могли только сами боброкцы-участники битвы. Так что известие Талкыша (его рассказ о Куликовской битве сохранился в «Джагфар тарихы») о том, что мамаевцы оказались «левее леса», сохранило свидетельство русского очевидца (посредством рассказа Василия I, надо думать). Увидев, что войско Мамая оказалось «левее леса», Боброк напал на левый фланг мамаевцев: то ли считая момент благоприятным для атаки, то ли пытаясь сорвать преследование мамаевцами разбитого великого князя московского, то ли по совокупности причин. Внезапный удар свежей и мощной 20 тысячной московской конницы Боброка по уже потерявшим бдительность мамаевцам опрокинул неприятеля и обратил их в паническое бегство. От полного истребления воинов обоих крыльев мамаевского войска спас бек Багун, сын Айдара. У него было 12 тысяч всадников, если верить булгарской поговорке: «12 тысяч воинов Багуна спасли бы Казань».

Увидев на правом берегу Дона своих, Багун немедленно переправился у Акказкичу (Лебедяни) через реку и с ходу вступил в бой и с уцелевшими московскими пехотинцами (они, по всей видимости, отступали к реке Нимрад или «Старой» Непрядве, современной реке Перехвал), и с наступающими боброкцами. Воины Багуна отбросили конницу Боброка. Боброк отошел немного, но стал готовиться к новой атаке. Этот перерыв спас остатки войск обоих мамаевских «крыльев». Но потом Боброк внезапно напал на гарачцев Сабана Кашани, остановленных топью, а армия Багуна исчезла и все её потери составили всего одну тысячу всадников. Но просто так провести свою армию мимо засадного полка Багун не мог, а значит, его проход с левого берега Мечи на правый, в лагерь Кызыл (Красный) для соединения с Мамаевым, кто-то прикрыл. Этим «кем-то» не могли быть вдребезги разбитые воины обоих крыльев мамаевой рати. Остается признать, что уход армии Багуна в Кызыл прикрыл полк Сабана Кашани, который именно поэтому понес от ударов Боброка тяжкие потери (3 тысячи всадников). Выходит, что гарачские (казанские) булгары и в начале, и в конце Куликовской битвы сражались против москвичей и их союзников литовцев (этнических литовцев и белоруссов), и значит, гарачский полк надо считать частью мамаева войска при описании Куликовской битвы. Этот нелицеприятный факт бедняга Сабан Кашани тщательно скрывал всю свою жизнь, боясь мести со стороны Тохтамыша. Но, видать, эмир Бахта-Мохаммед сумел-таки уговорить султана (Бахта-Мохаммед был женат на сестре Тохтамыша) великодушно простить Сабана Кашани.

Итак, под прикрытием полка Сабана Кашани армия Багуна уходит на правый берег Мечи и воссоединяется с войском Мамая. Между тем, к Куликову полю с юга со стороны Алмыша (г. Донецка) идет корпус Бахта-Мохаммеда, впереди которого мчится полк удалого Симая Малика («Семена Мелика» русских летописей), а с востока — суба (орда) Едигея. Возможно, Тохтамыш хотел помешать соединению армий Мамая и Багуна и разить их по частям. Очевидно, Едигею предназначался Багун, а Бахта-Мохаммеду — Мамай. Но Мамай, как мы видели, всё же смог объединить свои армии и без промедления стал уходить на запад. Когда часть войска Мамая уже покинула Кызыл (Красный), Симай Малик произвел дерзкое и неожиданное нападение на этот лагерь и нанес неприятелю тяжкие потери. Когда мамаевцы опомнились и приготовились к обороне, Малик отвел свой полк на левый берег Мечи и соединился с Боброком. Вслед за ним Бахта-Мохаммед переправился на левый берег Мечи, где гарачцы еще дрались с боброкцами и субой Едигея, успевшей в конце сражения форсировать Дон и ударить в спину гарачским булгарам. Когда гарачцы Сабана Кашани присоединились (а правильнее сказать — сдались) к Бахта-Мохаммеду, он прекратил Куликовскую битву как командующий северными булгаро-московскими силами султана Тохтамыша. В состав этих сил входило московско-литовское войско великого князя московского Димитрия Ивановича.

Я вполне допускаю, что где-то в Казани более 700 лет хранились никому ранее неизвестные свидетельства, описывающие в том числе политические причины Куликовской битвы и ее альтернативное описание с упором на булгарское довление над процессами, протекающими в Залесской Руси, как вассальном государстве Булгарской Орды. Сие требует отдельного детального исследования и рассмотрения. Но хотелось бы для начала разобраться с "триединым" исторчником с русской стороны конфликта. Что меня настораживает в версии Бегунова Ю.К., Ф.Г.-Х.Нурутдинова, это представленный ими слишком большой размах Куликовской битвы, как в плане численности ее участников, так и и в плане географических масштабов происходящего, когда поле битвы в привязке к местности растягивается ими на десятки километров, что в принципе не было возможно без оперативных средств связи ни в 1380 году, ни даже еще в 1812 на значительно более компактном, чем в их версии Куликовского поля, поле Бородинского сражения.

Итак, что мы имеем.

Не вдаваясь, пока, в политическую подоплеку событий, отмечаем факт - князь Дмитрий (Донской) собирает войско для отражения набега крымского? хана Мамая. Источники Дмитрия сообщают, что союзниками у Мамая собираются выступить князь рязанский Олег и князь литовский Ольгерд. В данной ситуации стратегически верным решением было бы не ждать дома объединения их сил, а попытаться именно разрушить их планы и разбить их поодиночке еще на подходе.

"Задонщина" утверждает, что Мамай встал у реки Мечи:

“У Дона стоят татары поганые, Мамай-царь у реки Мечи, между Чуровым и Михайловым, хотят реку перейти и с жизнью своей расстаться нам во славу”.

Казалось бы географическая привязка безупречна, если бы не одно "но". В 14-ом веке южнее Оки еще не было никаких постоянных русских поселений. Ну, может быть, встречались какие-то отчаяные поселенцы и южнее, до самой Тулы (Дедилова), во что верится с трудом. Откуда же в "Задонщине" тогда Чуров и Михайлов? Такая "ориентировка" однозначно говорит о более позднем, чем описываемые в этом свидетельстве событии, создании самого произведения, дабы читателям (слушателям) было более понятно о какой местности идет речь.

Ни "Сказание о Мамаевом побоище", ни летопись такой географической привязки не дают, разве, что говорят, что Мамай "стал за Доном" в ожидании подкрепления от рязанцев и литовцев.

На более поздних, чем описываемые события, картах на рубеже реки Красивой Мечи есть два села Михайловских. Одно из них, будущая вотчина дворян Бибиковых, расположено как раз на реке Непрядве, но никаких Чуровых нигде не встречается.

http://помещики.рф/wp-content/uploads/2010/11/22.jpg

Этот Чур и Михайлов историкам весьма досадил. Где только их (его) не искали, но найти до сих пор не могут. Масла в огонь подлил митрополит Пимен, пройдя через несколько лет после Куликовской битвы, якобы в 1389 г., по тем же местам, путешествуюя в Царьград и Св. Землю.

... Выехали же из Переяславля Рязанского в Фомину неделю, в первое воскресенье после пасхи. С нами же везли три струга и насад на колесах. В четверг подошли к реке Дону и спустили суда на реку и, водрузившись в них, поехали. На второй день дошли до Чур Михайловых, так называется то место, некогда здесь и город был. Тут помолились, поцеловали крест, и с радостью и умилением проводили нас епископы, и архимандриты, и игумены, и священники, и иноки, и бояре великого князя Олега Ивановича, поцеловались все святым целованием, и отсюда провожающие возвратились восвояси. Мы же в воскресенье святых Мироносиц оттуда с митрополитом Пименом все пошли дальше: Михаило епископ Смоленский, и Сергий архимандрит Спасский, и протопопы, и протодьяконы, и иноки, и слуги; влезли в суда и поплыли рекою Доном на низ. Было же это путешествие печальное и унылое, страшное запустение повсюду, и не видно было на берегах ничего: ни городов, ни сел. А когда-то в древности здесь были красивые города и очень благоустроенные места, теперь же все запущено и не населено. Нигде не увидишь человека, только запустение великое и зверей множество: козы, лоси, волки, лисицы, выдры, медведи, бобры, птицы — орлы, гуси, лебеди, журавли и прочие. Запустение великое.

На второй день речного плавания минули две реки — Мечу и Сосну. В третий день прошли Острую Луку. В четвертый же день прошли Кривой Бор. В шестой же день дошли до устья Воронежа-реки. Утром же, мая 9 дня, в воскресенье, на память святого чудотворца Николы, приехал к нам князь Юрий Елецкий с боярами своими и со многими людьми. Послал к нему вестового князь великий Олег Иванович Рязанский. Он же исполнил повеление, и воздал нам почести, и принес радость и утешение большое.

Оттуда же приплыли к Тихой Сосне и видели скалы каменные белые, дивно и красиво стоят рядом, как небольшие стога, белые и очень светлые, стоят над рекою над Сосною.

http://tihiy-don-river.narod.ru/stl1.html

Если принять описание данного путешествия за действительно имевшее когда-то место быть, во всяком случае в отличе от "Задонщины", большей частью скомпилированной со "Слова о полку Игореве", с ее поэтикой или со "Сказанием о Мамаевом побоище" с его христианизмами, это "Хождение" сильно отличается конкретикой, то можно отметить, что Чуры Михайловы означают здесь просто некую границу. Скорее всего границу княжества Михайловского, отмеченную чурами - пограничными столбами (камнями).

Чур (цур) — междометие. По некоторым данным, оно восходит к имени славянского бога родового очага, оберегающего границы земельных владений.

Такое понимание было популярно среди учёных XIX века. Ключевский писал: «Обоготворённый предок чествовался под именем чура, в церковнославянской форме щура; эта форма доселе уцелела в сложном слове пращур… Предание, оставившее следы в языке, придаёт Чуру значение, одинаковое с римским Термом, значение сберегателя родовых полей и границ.» Такое же объяснение есть в малом словаре Брокгауза и Ефрона «Чур, славянск. мифол. божество пограничн. знаков, покровительствовало приобретению и наживе. Символ — чурки и чурбаны, то есть межевые знаки». - ВИКИ (В. О. Ключевский. Курс русской истории. Лекция 8).

В Воскресенской летописи, относящейся к концу XIV — началу XV в., в списке рязанских городов указывается также Михайлов, который упоминается под именем «Михайлова поля» в качестве вотчины, пожалованной в XIV веке великим князем Олегом Рязанским Ивану Мирославовичу.

(см. Россiя. Полное географическое описанiе нашего отечества».т.2, ПОД РЕДАКЦИЕЙ Е.П. СЕМЕНОВА, стр.400-403. С-Петербургъ. Изданiе A.Ф. Деврiена, 1902 г.)
или

http://www.kirkino.ru/index.php?cat=3&doc=85

То есть речь здесь идет о границе (юго-западной) Рязанского княжества с Диким Полем, проходившей по Дону вплоть до Данкова, либо древнего Данкова (село Стрешнево Данковского района) - /Уцелевшее Старо-Данковское городище представляло обширную насыпь, местами сохранялись выкопы. Вокруг попадаются в земле различного рода древности: оружие, монеты, складни, кирпичи и пр. /- БиЕ

Примечательно также, что Игнатий Смольянининов, оствивший записки о путешествии митрополита Пимена, ни словом не упоминает Куликовскую битву, произошедшую всего лишь девять лет тому назад и невдалеке от места которой пролегал путь посольства.

КРАТКАЯ ЛЕТОПИСНАЯ ПОВЕСТЬ «О побоище иже на Дону»

Создана в самом начале XV в., скорее всего до 1409 г., которым датируется Троицкая летопись, погибшая в пожаре Москвы 1812 г. О том, что она содержалась в ней, мы знаем по выпискам Карамзина из Троицкой летописи в примечаниях к "Истории государства российского" [Приселков М.Д. Троицкая летопись. М. Л. 1950]. Её тексты, почти дословно совпадающие, сохранились в составе Рогожского летописца (середина XV в.) и Симеоновской летописи (начало XVI в.)

О великомъ побоищи, иже на Дону.

Того же лета безбожныи злочестивыи Ординскыи князь Мамаи поганыи, собравъ рати многы и всю землю половечьскую и татарьскую и рати понаимовавъ, фрязы и черкасы и ясы, и со всеми сими поиде на великаго князя Дмитриа Ивановича и на всю землю русскую. И бысть месяца августа, приидоша отъ Орды вести къ князю къ великому Дмитрию Ивановичю, аже въздвизаеться рать татарьскаа на христианы, поганыи родъ измалтескыи, и Мамаи нечестивыи люте гневашеся на великаго князя Дмитриа о своихъ друзехъ и любовницехъ и о князехъ, иже побьени быша на реце на Воже, подвижася силою многою, хотя пленити землю русскую. Се же слыщавъ князь великии Дмитреи Ивановичь, собравъ воя многы, поиде противу ихъ, хотя боронити своея отчины и за святыя церкви и за правоверную веру христианьскую и за всю русьскую землю. И переехавъ Оку, прииде ему пакы другыя вести, поведаша ему Мамая за Дономъ собравшася, въ поле стояща и ждуща къ собе Ягаила на помощь, рати литовскые. Князь же великии поиде за Донъ и бысть поле чисто и велико зело, и ту сретошася погании половци, татарьстии плъци, бе бо поле чисто на усть Непрядвы. И ту изоплъчишася обои, и устремишася на бои, и соступишася обои, и бысть на длъзе часе брань крепка зело и сеча зла. Чресъ весь день сечахуся и падоша мертвыхъ множьство бесчислено отъ обоихъ. И поможе Богъ князю великому Дмитрию Ивановичю, а мамаевы плъци погании побегоша, а наши после, биющи, секуще понаныхъ безъ милости. Богъ бо невидемою силою устраши сыны Агаряны, и побегоша обратиша плещи свои на язвы, и мнози оружиемъ падоша, а друзии въ реце истопоша. И гнаша ихъ до рекы до Мечи и тамо множество ихъ избиша, а друзии погрязоша въ воде и потопоша. Иноплеменници же гоними гневомъ Божиимъ и страхомъ одръжими суще, и убежа Мамаи въ мале дружине въ свою землю татарьскую. Се бысть побоище месяца септября в 8 день, на Рожество святыя Богородица, въ субботу до обеда. И ту оубиени быша на суиме князь Феодоръ Романовичь Белозерскыи, сынъ его князь Иванъ Феодоровичь, Семенъ Михаиловичь, Микула Василиевичь, Михаило Ивановичь Окинфовичь, Андреи Серкизовъ, Тимофеи Волуи, Михаило Бренковъ, Левъ Морозовъ, Семенъ Меликъ, Александръ Пересветъ и инии мнози. Князь же великии Дмитреи Ивановичь съ прочими князи русскыми и съ воеводами и съ бояры и съ велможами и со остаточными плъки русскыми, ставъ на костехъ, благодари Бога и похвали похвалами дружину свою, иже крепко бишася съ иноплеменникы и твердо зань брашася, и мужьскы храброваша и дръзнуша по Бозе за веру христианьскую, и возвратися отътуду на Москву въ свою отчину съ победою великою, одоле ратнымъ, победивъ врагы своя. И мнози вои его возрадовашася, яко обретающе користь многу, погна бо съ собою многа стада конии, вельблюды и волы, имже несть числа, и доспехъ, и порты, и товаръ. Тогда поведаша князю великому, что князь Олегъ Рязаньскыи послалъ Мамаю на помощь свою силу, а самъ на рекахъ мосты переметалъ. Князь же великии про то въсхоте на Олга послати рать свою. И се внезапу въ то время приехаша къ нему бояре рязаньстии и поведаша ему, что князь Олегъ повергъ свою землю, да самъ побежалъ и со княгинею и з детми и съ бояры и з думцами своими. И молиша его о семъ, дабы на нихъ рати не слалъ, а сами биша ему челомъ и рядишася у него въ рядъ. Князь же великии, послушавъ ихъ и приимъ челобитие ихъ, не остави ихъ слова, рати на нихъ не посла, а самъ поиде въ свою землю, а на рязанскомъ княженье посади свои наместници. Тогда же Мамаи не во мнозе утече съ Доньского побоища и прибеже въ свою землю въ мале дружине, видя себе бита и бежавша и посрамлена и поругана, пакы гневашеся, неистовяся, яряся и съмущашеся, и собраша останочную свою силу, еще въсхоте ити изгономъ пакы на великаго князя Дмитрея Ивановича и на всю русскую землю. Сице же ему умысльшу и се прииде ему весть, что идеть на него некыи царь со востока, именемъ Токтамышь изъ Синее Орды. Мамаи же, еже уготовалъ на нь рать, съ тою ратию готовою поиде противу его, и сретошася на Калкахъ. Мамаевы же князи, сшедше съ конеи своихъ, и биша челомъ царю Токтамышу и даша ему правду по своеи вере, и пиша къ нему роту, и яшася за него, а Мамая оставиша, яко поругана, Мамаи же, то видевъ, и скоро побежа со своими думцами и съ единомысленникы. Царь же Токтамышь посла за нимъ въ погоню воя своя и оубиша Мамая, а самъ шедъ взя Орду мамаеву и царици его и казны его и улусъ весь поима, и богатьство Мамаево раздели дружине своеи. И отътуду послы своя отъпусти на русскую землю ко князю великому Дмитрию Ивановичу и ко всемъ княземъ русскымъ, поведая имъ свои приходъ и како въцарися, и како супротивника своего и ихъ врага Мамая победи, а самъ шедъ седе на царстве волжьскомъ. Князи же русстии пословъ его отъпустиша съ честию и съ дары, а сами на зиму ту и на ту весну за ними отъпустиша коиждо своихъ киличеевъ со многыми дары ко царю Токтамышю. 

Насколько я понял эта "Краткая летопись" считается самым древним из имеющихся источников, где упоминается Куликовская битва и, вероятно, самым правдивым. Особенно если принять во внимание, что список убитых в рассказе Троицкой летописи полностью совпадает с перечнем убитых в Куликовской битве, сохранившимся в составе пергаменного Синодика XIV-XV вв. [ГИМ, собр. Синодальной библиотеки, № 667]. В последующих произведениях Куликовская битва начинает обрастать все большими подробностями литературного толка.

В плане географических привязок данная летопись зело скудна. Мамай стоял за Доном, Дмитрий пошел через Оку и пришел за Дон на поле у устья Непрядвы. После битвы Мамая преследовали до реки Мечи. Всё!

Ни слова о поле Куликовом.

Название места битвы "Куликово поле" впервые появляется только в поздних источниках: "Задонщине" и "Сказании о Мамаевом побоище" произведениях, изрядно критикуемых историками. Хотя, возможно, кое-какие крупицы правды они в себе и содержат. Вот только выделить эти крупицы невероятно сложно.

Более развернутую картину событий дает нам Летописная повесть о Куликовской битве. Особенно, что касается хронологии последовательности событий. И здесь уже можно попытаться выстроить более-менее непротиворечивую картину. Итак Дмитрий после сбора основных войск в Коломне переправляется через Оку в районе устья Лопасни 26 августа ("Сенькин брод"). "И начашя възитися за Оку за неделю до Семеня дни в день неделный."

0 7c5ea 922473f5 XL

"Князь же великый прииде к рѣцѣ к Дону за два дни до Рожества святыа Богородица." Значит к верховьям Дона пришли 6 сентября. "И приказал мосты мостить на Дону и броды разыскивать в ту ночь, в канун праздника пречистой Божьей матери", т.е. в ночь с 7 на 8 сентября. Каким образом и почему вдруг Дмитрий оказался за Доном, когда прямой путь на юг по Муравскому шляху минует Дон у его истока у Иван-Озера требует отдельного разбирательства. К этому еще вернемся. А пока попробуем вычислить куда мог дойти Дмитрий с войском за десять дней марша.

Современому человеку трудно себе представить, что марш конницы ничем не отличается от марша пехоты. Ни по скорости движения, ни по величине суточного перехода. И кавалерист утомляется ничуть не меньше, чем пехотинец. Вот только забот и хлопот у него больше, у чем у пешего солдата, ведь ему нужно позаботиться не только о себе и своих ногах, но и о коне. Сидит он на коне только когда конь стоит, а в движении кавалерист практически стоит в стременах на полусогнутых ногах, совершая корпусом движения вверх-вниз в такт шагу лошади. Так что практически получается, что конь идет по земле, а кавалерист идет в воздухе. И через каждые 2-3 километра движения конник слезает с коня и ведет его в поводу тоже 2-3 километра, давая отдых последнему.
http://army.armor.kiev.ua/hist/marsh-pexota.shtml

Возьмем это на заметку, а также и расчет марша пехотного полка:

Рассчетные скорости движения: 
-без груза................................ 4.5 км/час
-с грузом 21кг.......................... 4 км/час
-форсированный марш............. 5 км/час
-по плохим дорогам.................. 3 км/час
-ночью..................................... 3.5-4 км/час

Суточный переход: -нормальный марш.................. 32 км.
-форсированный марш.............. 50-60км.

Малые привалы: -первый.................................. через 30 мин, с начала движения
-последующие........................ через каждые 50 минут
-продолжительнось м.привала.. 10 минут

Большой привал: -количество в сут. переходе.... 1
-продолжительность................. 2-3 часа
-когда...................................... в начале второй половины суточного перехода

Ночевка: -продолжительность................. 12 часов
-когда...................................... после суточного перехода

Дневка : -продолжительность................. 32 часа
-когда....................................... после 3-4 суточных переходов

Шлях в степи - это не дорога. Это - направление. 
Как правило, в те времена реки, где это возможно, старались обходить по водоразделам и по верховьям. Отсюда и поговорка - не зная броду, не суйся в воду. Там, где знали путь можно было "срезать". Но крупные реки пешему и конному можно было преодолеть даже по известным бродам только в конце лета, начале осени, когда уровень их становился низок. Наверное и этим фактором можно объяснить преимущественно осенний сезон татарских набегов на Залесскую Русь.

От Лопасни до устья Непрядвы по прямой 140 км. Если взять скорость передвижения как "с грузом, по бездорожью" за 3 км/час, то по 25 км в день даже с двумя дневками за восемь дней Дмитрий бы безусловно управился. Ему же потребовалось десять. Значит либо путь его был по шляху весьма извилист, либо шли уж и вовсе неторопясь, поджидая подкреплений, либо приходилось постоянно корректировать маршрут на основании донесений разведки - "застав". Возможно именно этим объясняется внезапно возникшая необходимость переправляться через Дон для встречи с ордой Мамая. На попытку зайти в тыл к Мамаю непохоже. Наверняка у него своя разведка не дремала и степь знала гораздо лучше залесцев. Скорее блуданули слегка.

А была ли переправа? И, если была, зачем понадобились мосты через Дон в его верховьях, где его переплюнуть можно, если через более широкую и полноводную Оку перебрались без всяких инженерных мероприятий?

foto20

Здесь в Дон справа впадает Непрядва

foto18

Чуть выше впадения Непрядвы в Дон (между селами Милославщино и Донской).

(Прим. - Нет, на снимке не остатки переправы Дмитрия Донского.)

Даже во-времена Суворова обычная скорость передвижения войск не превышала 10–14 километров в день. А это означает, что войска Дмитрия еле поспели до Куликова поля, чтобы дать сражение Мамаю в знаменательный день. «Приспѣ, братие, время брани нашея, и прииде праздникъ царици Марии, матере Божии Богородици, и всѣх небесных чинов, и госпожи всея вселеныа и честнаго еа Рожества. Аще оживемь — Господеви есмы, аще умремь за миръ сей — Господеви есмы!»

Поэтому я склоняюсь к версии самой первой Короткой летописи, что князь Дмитрий со своим войском прямым ходом по Муравскому шляху пошел за Дон. Для этого ему не нужно было мостить мосты и гати. Шлях этот, по большому счету, и сегодня существует под видом федеральной трассы М-4 "Дон" (Е-115), идущий прямо по хребтине Среднерусской Возвышенности. Так, что шел Дмитрий через Венев и Дедилов минуя Дон и Окские притоки целые десять дней, пока не пришел к верховьям реки Упы, где на бергах речки Упёрты в ожидании Мамая и уперся.

Через триста лет в 1663 году указом Алексея Михайловича засечная сторожевая застава Тульской засеки на реке Упёрте стала крепостью Богородицком. Очень уж созвучное название со знаменательным днем битвы! Однако считается, что Богородицк имя свое получил от "богородицкой" травы - чабреца, в изобилии рам растущей, которую использовали иконописцы для изготовления специальной голубой краски для раскраски плащеницы Пресвятой Богородицы на иконах. Эта трава украшает и герб города.

Уж очень это место удобное. Если хотел Дмитрий перекрыть Мамаю путь на Москву, то стратегически лучшего места и не найти.

В отличие от штатного места Куликового поля, где археоботаники тщетно ищут ту самую дубраву Боброка, Богородицк стоит у холма, покрытого обширным дубовым лесом. Лучшего места для засадного полка и ненайти. И не исчез ведь этот лес за столетия, несмотря на свое соседство с крупным городом, не иссяк. Там и сегодня продолжает работать леспромхоз. Возможно это и чистое совпадение, но рядом с этим лесом у Кобылинской балки, где протекает одноименная речушка, находится деревня Березовка, бывшая Подберезная. Не тот ли это летописный Березуй, место сбора полков перед сражением?

Bogorod-1 1

Есть такая поговорка: "Как Мамай прошел..."

А, действительно, как он прошел?
Известно/считается (нужное подчеркнуть), что Мамай был наместником Крыма и Северного Причерноморья, а значит на Москву он двинулся, скорее всего, именно оттуда. Оттуда на Москву вело несколько путей-шляхов, но все они в районе Ельца сходились в один. Далее путь шел к Ефремову к бродам на Красивой Мече.

Через броды на реке отряды татарских грабителей ходили в сторону Дедославля, Каширы, Тулы, Коломны и далее на Москву. Через Татинский и Данковский броды на Дону ходили на Рязань. В топонимике этого края сохранились названия их стоянок – «туров» – на этом пути: села Тюртень (на карте 1790 г. вблизи села указаны овраги : Турмышевский Верх и Турмышонок, на Красивой Мече есть Турмышев брод), Тормасово (Турмас), Турдей.

У корня "тур" много значений и объяснений:тура - тюркское "город"; 
тюркское тур явилось источником русского тор — «исхоженная, утоптанная дорога». Отсюда возникли слова «торный», «проторенный»; Тур — фортификационное сооружение; Тур (англ. cairn) — искусственное сооружение в виде груды камней, часто имеющей коническую форму; курган из камней (кто занимался горным ТУРизмом и альпинизмом знает, что это такое); Тур — посещение различных мест, с какой-либо целью (развлекательной, познавательной, гастрольной и др.), в рамках одной спланированной поездки (ВИКИ).

Последнее значение к нашему случаю подходит как нельзя лучше.

Между этими стоянками-турами, сохранившимся в топонимике до наших дней, около 15-20 км, что соответствует расстоянию дневного или же ночного перехода.

С большой долей вероятности можно утверждать, что наш "ТУРист" Мамай шел проТОРенной дорогой - шляхом от Ельца строго на север к Оке и где-то попути рассчитывал объединиться со спешащим к нему тактическим союзником литовским князем Ягайло. Где-то здесь и следует искать место Куликовского сражения. За день до этого сражения к великому князю Дмитрию, с трудом оторвавшись от татарской погони, возвращается разведчик Семён Мелик с вестью: "Уже Мамай царь на Гусинъ брод прииде, и едину нощъ имеем межу собою, на утрие бо имать прийти на Непрядву".

Гусиный брод находится в 15 км южнее Непрядвы у поселка Турдей в верховьях одноименной речки рукава истоков которой на старых картах носят названия Гусиный Лапоть и Гусиная Гать. Скорее всего, после столкновения боевых охранений, понял, что битвы уже не избежать. Логично предположить, что где-то здесь Мамай оставил свой обоз и налегке ночью пошел "на Вы" с Дмитрием.

Здесь так и тянет попытаться поставить себя на место Мамая, чтобы понять, почему он, не дождавшись подкрепления дружинами Ягайло, не сманеврировал и не уклонился от битвы? Можно только гадать. Может быть он был уверен в своем численном превосходстве и в том, что дома и степь помогает, а может решил внезапно обрушиться на лагерь спящих дружинников Дмитрия еще до первых петухов. Если бы не плотный утренний туман, стелящийся над Непрядвой, балками и оврагами Куликова поля.

tulBogV044

 В Воловском районе Тульской области, пряму у федеральной трассы М-4, заменившей исторический Муравский шлях, находится посёлок Красный Холм, который по описанию Книги Большому Чертежу попадает в центр Куликова поля. "А Тула город каменной, стоит на реке на Упе, на левом берегу, а Упа река вытекла от Куликова поля с Муравского шляху.

KrHKart

http://bogoroditsk.ru/images/u278_4a4f1fed.jpg

У этого Красного холма (отметка 268,6) на Куликовом поле берет свое начало и река Непрядва, а также реки Малёвка, Кузовка (Кутузовка), Упёрта (один из истоков). И поле это - действительно поле, обширное, но оглядное с селами: Богоявленское Кутузовка тожъ, Спаское Товарково тожъ, Воскресенское Малевка тожъ. А за Малевкой в Папортках - дубрава.

Этот "Куликовский треугольник" между селами Кузовкой, Товарковским и Малевкой сплошь усеян курганами. 

Но никто не искал массовых захоронений на этом поле и вблизи Красного Холма.

После трёхчасового боя ордынцы обратились в бегство по тому же пути, которым пришли на «Куликово поле» "Задонщины" – сначала до Гусиного брода, где попытались забрать свой вьючный обоз, затем за Красивую Мечу, кто пошустрей.

Недалеко от деревни Турдей вверх по речке Турдейке есть местность, называемая Казачий бор, где видны следы насыпи или могилы. Лет 100 назад крестьяне находили там при распашке земли человеческие кости и разные металлические предметы. Местные жители полагали, что эта за­брошенная, уединенная могила скрывает в себе остатки татарских орд, разбитых на Куликовом поле.
http://vilvolovo.ru/news1833

tulBogV165

Примечательно, что 1781 году на средства прихожан в Никитском, что на Непрядве у Красного холма, начали строить храм. Спустя пять лет он был освящен во имя Дмитрия Мироточивого.

Немного экстрасенсорной эзотерической мистики тех мест: http://www.peremeny.ru/column/view/402/

tulBogV073

"Это то место, где Непрядва петляет между Никитскими и Шишовками. Где-то здесь должен лежать Гром-камень. И именно здесь утонуло много людей. Место очень волнующее.

tulBogV346

Стал прислушиваться к своим ощущениям и буквально через десять минут остановил машину у околицы Красного Холма за прудом на краю глубокой балки, рядом с понравившмися мне кустом шиповника. Глянул вниз и увидел на дне невидимую с проселка россыпь больших валунов.

Когда спустился, испытал, было, разочарование: место не соответствовало, описаниям, которых я начитался в Москве. Но фонтанировало энергией. Мой пес-биолокатор сразу упал у одного из камней и забился, как эпилептик. Я тоже почуял подъем около этого камня. Поросший лишайником валун, похожий на головастика, лежал на каменной плите перпендикулярно к ручейку, текущему от плотины к Непрядве. На спине его была чаша для мертвой (или все же живой) воды. Координаты его N 53 34.456, E 38 07.152. Что же касается сакрального смысла Краснохолмского головастика в общей системе координат Куликова поля, то это мне придется еще выяснять."

...
ниже по течению есть лесок на холме, называется Городище.

Не то ли это городище - развалины крепости Хэлэк, упомнинаемые в «Джагфар тарихы» в составе летописи Мохамедьяра Бу-Юргана «Бу-Юрган китабы» («Книга Бу-Юргана»), или «Казан тарихы» («История Казани»), 1551г., где стоял Мамай со своим войском перед битвой?

Там же уточняется, что Тохтамыш разрешил всем своим войскам, в том числе и булгарским, и московским, переходить в борьбе с мамаевцами «Хэлэк джэртык», ту линию или черту «Хэлэк» отделявшую собственно московские и рязанские земли от кочевий сарайских ханов и князей; до 1380 года пересекать эту линию можно было только сарайским войскам.

«Хэлэк джэртык», по смыслу, та же засечная черта.
Значит Хэлэк - это не что иное как граница. А Куликово поле - трансформированное русскими "хэлэк" в "кулик" и ни с какими болотами и болотными куликами изначально не связано. Не открою здесь Америку, но слишком уж явно здесь отслеживается и Калка, не обязательно река, а если и река, то пограничная. Тверская летопись называет Битву на реке Калке "Повѣсть о Калкацкомъ побоищѣ, и о князехъ рускыхъ, и о храбрыхь 70."

Как ни странно, но поиск по "хэлэк" дает не татаро/тюркское объяснение, а иврит - доля, часть. Что в принципе передает аналогичный смысл. Но почему иврит?

И последнее. В этом "Куликовском треугольнике" не так давно обнаружили геоглиф.  

s640x480

Геоглиф Куянкыр обнаружен в ходе археологических исследований клуба Картоведъ при работах по локализации места Куликовской битвы, найденные рядом с геоглифом наконечники стрел и остатки военной амуниции 14-15 веков, позволяет предположить точную локализацию места Куликовской битвы. Геоглиф представляет фигуру зайца длиной порядка 230 метров, направленного в сторону юго-запада, предположительно мог означать место битвы и оставлен победителями как символ победы над войсками Мамая, позорно покинувшего поле битвы и бежавшего в Крым. Объект требует дополнительных изысканий со стороны официальной археологии и обследования местности для каталогизации находок и постановке объекта на учет в целях его охраны. 

И еще об этом>

Уважаемые коллеги!

Не могу не поделиться позитивнейшей новостью работы нашей группы на одном из плановых объектов - геоглифе - на объекте под условным названием КуянКыр ("Заячье поле" - это по татарски для тех кто не в теме), который был найден ранее, но не включался в плановые работы клуба. В результате обследование "непаханной" нашими доблестными колхозниками части примыкающего к объекту лесного массива найдено достаточно много военного железа времен татаро-монгольского нашествия, железо настолько интересное, что версию о "зайце" как о месте сбора татар на "степную охоту" за дичью была списана окончательно - хотя версия изначально была немного фантастичной и не подкрепленной фактами - объект не имеет особых ориентиров и не виден с земли, хотя сам объект находится на возвышенности. Осталась одна версия - о глубоком смысловом значении символа - заяц животное трусливое - а его ориентация в сторону югов - а точнее можно сказать "Крыма" :-X ::), дала более интересную версию. Заяц символ трусости, кто и когда создал объект длиною более 150 метров пока сказать трудно - поле усеяно мелким белым камнем, , возможно мы обнаружили своеобразный символ победы, оставленный победителями для "истории" - той самой о которой написано в многих источниках - но до сих пор фактически не найденной, не будем забегать вперед и делать поспешные выводы от первых "фактических" успехах работы на объекте - всему свое время, а пока просто зафиксируем данной темой заявку на возможно знаковое событие в археологии России.

http://kartoved.ru/forum/index.php?topic=34010.0

К сожалению ссылка уже не работает.

P.S. 

Археологи обнаружили монету Золотой Орды на Куликовом поле

139392

В Тульской области на Первом ратном поле России, на месте сражения 1380 года, в ходе поисковых работ была найдена одна из самых информативных археологических находок - серебряная золотоордынская монета.

По словам пресс-секретаря Государственного военно-исторического и природного музея-заповедника "Куликово поле" Любови Котиковой, этот исторический памятник говорит о конкретной эпохе в истории Куликова поля, а в комплексе прочих находок - деталей вооружения воинов, обнаруженных ранее, - о самом весомом свидетельстве Куликовской битвы.

Всё! Место однозначно определено! "Началник, давай таньга, еще один памятник поставим". Так, что ли?

Если бы не подстава... Злопыхатели утверждают, что не та это монета. Настоящая - вот она:

Деньги Золотой Орды нашли на Куликовом поле

b8ccac57111f2c809b16b5f82de91e38

Говорить о том, что эта монета – яркое свидетельство Куликовской битвы, археологам позволяет комплекс других находок, обнаруженных рядом с ней. Монета найдена в 5 километрах южнее села Монастырщино и места слияния Дона и Непрядвы – летописных ориентиров Куликовской битвы. На этой же территории ранее были обнаружены 5 наконечников стрел, метательное копье-сулица (2005 г.), спекшиеся кольца кольчуги и фрагменты панцирного доспеха (2010 г.). Очевидно, монета была утеряна в ходе сражения. 

Железное стремя и наконечник стрелы. Всего несколько таких находок - и год считается "урожайным"

Найдено место, откуда, по преданию, пошел в атаку засадный полк -- так называемая Зеленая дубрава. «Она упоминается во всех трех основных источниках, -- рассказывает Двуреченский. -- Зеленая дубрава и сейчас есть. Так ныне называется балка, засаженная березняком, на правом берегу Непрядвы. Еще во времена Петра I здесь росли древние дубы -- упоминание о них сохранилось в документе, рассказывающем о визите царя на Куликово поле. Петр велел пронумеровать и сохранить древние дубы для потомства -- в память о битве. К сожалению, его распоряжение выполнено не было -- уже в XVIII веке поле превратилось в пашню».

Двуреченский забыл сказать, что про Петра и дубы - предание, легенда. Я, например, слышал, что Петр нужные деревья под Воронежем маркировал, чтобы местные не сперли.

Вопрос:
Куда делись трупы погибших в Куликовской битве, если ни одного захоронения на Куликовом поле в верховьях Дона так и не было обнаружено?

Ответ:
Растворились.

Все остальное - в том же роде. Ничего у них нет, к сожалению. А мужики, видно, хорошие.

При перепечатке и публикации ссылка на сайт обязательна © 2007-2013 Andreas Tschurilow

 

Холодный пот выступил на лбах археологов, когда их взорам предстала надпись на стене: «Содом и Гоморра» (В доме IX.1.26).

«И три слова были найдены, которые, кажется, превращают разрушение Помпей в божью кару - три простых слова, которые даже 2 000 лет спустя заставляют нас задуматься: «Содом и Гоморра»».[1]

Означает ли это, что уже в I веке н.э. жители Помпей были знакомы с Ветхим Заветом?

В книге доктора Пола Майера «Самые первые христиане» приводятся следующие результаты раскопок одного из домов в Геркулануме: «На втором этаже Casa del Bicentenario...есть ясные следы металлического креста, некогда висевшего на стене...» Доктор Майер делает следующий вывод: «Очевидно, крест является столь же древним символом христианства, как и рыба...».[2]

На стене действительно виден явный след от распятия. Под ним – тумбочка. Очень похоже на домашний алтарчик. Можно конечно предположить, что на стене висело зеркало или картина Леонардо да Винчи, но верится в это еще меньше. Куда же делось то, что висело на стене? Вариантов множество. Например: забрал с собой хозяин, в спешке выдрал из стены вместе с дюбелями самое ценное, что у него было - образа и распятие, или же там погрели руки поздние гробокопатели.

В любом случае, из-за недостатка исходной информации трудно сделать однозначные выводы. Стоит отметить, однако, что самое древнее изображение распятия в Италии на коробочке из слоновой кости датируют 420 годом н.э. Поэтому считается, что распятие, как и крест, получают свое распространение не раньше средних веков.

В Помпеях был найден и магический квадрат-палиндром ROTAS (CIL IV 8623), считающийся одним из признаков раннего крипто-христианства. С этим квадратом у специалистов возникли некоторые проблемы. В частности в нем встречается слово, похожее на кельтское -  AREPO, которое относят к более позднему периоду существования христианства, поэтому данный квадрат «списали» на все тех же мистических гробокопателей II-III вв.,[3] которые, видимо во время перекуров от нечего делать, расписывали стены христианскими крестословицами.

R O T A S

O P E R A

T E N E T

A R E P O

S A T O R

1 февраля 1756 Алькубьерре записывает в своем дневнике раскопок – «Один капрал с четырьмя юнгами, продолжили работы и нашли дверную петлю, два гвоздя, и 5 металлических стяжных скоб, с двумя кусочками свинца, а также керамическую лампу, с рельефным изображением креста.» (выделенно мной – Авт.)

В том, что эта лампа христианская, ни у кого не вызывало сомнений. Проблема заключалась лишь в том, что аналогичные лампы, как считается, появились не ранее четвертого столетия, поэтому ее присутствие в раскопе, отнесенного к столетию первому, объяснили принадлежностью лампы уже «знакомым» нам своей рассеяностью ранним гробокопателям, случайно там ими забытой.[4]

На стене дома неподалеку от театра (Regione VIII, insula 8), была обнаружена надпись:

«Methe Cominiaes Atellana amat Chrestum (c)orde (si)t utreisque Venus
Pompeiana propi
еtia et sem(per) concordes vivant»

Итальянцы перевели надпись так: «Methe Cominiaes di Atella ama Cresto; la Venere pompeiana di cuore sia benevole ad entrambi e vivano sempre concordi»

«Девушка Мете из Ателлы любит Хреста и обращается к Венере помпейской, чтобы она помогла им жить вместе долго и счастливо.»

В немецком же литературном переводе этой надписи уже появилась «актриса» и «рабыня»...

«Die Schauspielerin Methe, Sklavin der Cominia, liebt Chrestus. Möge den beiden die pompejanische Venus von Herzen gewogen sein, und mögen sie stets in Eintracht leben.»

Вот как! Уже можно писать роман...

Тогда, как дословно следует перевести так:

«Мете (Мета) Коминес Ателланская [всем] сердцем любит Христа и, возможно, обеим Венера Помпейская соблаговолит всегда жить [т.е. всю жизнь прожить] в согласии.»

В греческой мифологии, Мете – вакхическая нимфа пьянства, собутыльница Диониса, бога умирающего и воскресающего, как и египетский Осирис.
А может это слово следует понимать буквально, не как имя собственное, но как нарицательную характеристику персонажа, которому посвящена эпиграмма? Тогда то, что Христ здесь имя возлюбленного, а не нового христианского бога - большой вопрос. Если не враждебное, то насмешливое отношение большей части населения к первым христианам хорошо известно.

Помпеи и Остия. Два города, очень похожи друг на друга и оба канули в лету. Фотографии с раскопок Остии легко перепутать с фотографиями раскопок Помпей. Помпеи погибли в результате извержения вулкана, Остия, как считается, в результате землетрясения двести лет спустя.

Ostia

 Одна из улиц Остии.

Интересно, что не только Помпеи, Остию, но и  Рим пришлось в свое время откапывать от «культурных», достаточно толстых, более 3 метров, наслоений, якобы накопившихся за 1600 лет. Но как же быть тогда с римскими дорогами, оставшимся на прежнем уровне не только в сельской местности, но и в самом Риме? В частности знаменитая римская дорога Виа Аппиа в черте города плавно переходит в современный асфальт, не превратившись за тысячелетия в своеобразный городской туннель.

И еще, Остия находится всего в нескольких километрах от Рима. Если Остия погибла от сильного землетрясения, как мог выстоять соседний Рим? Может причиной заката Рима были не набеги варваров, а сильнейший природный катаклизм, разрушивший в одночасье всю инфраструктуру, водоснабжение, коммуникации, вызвавший панику, огромные человеческие жертвы и, как следствие, через апокалипсис, обращение к христианству, чей пробил звездный час?

В античных источниках сомнительного происхождения Остия, в связи с христианством упоминается неоднократно, не говоря уже о легендах, в которых первых христиан - мучеников, так или иначе, связывают с этим городом. Поэтому кажется особенно поразительным, что в Остии не нашли никаких археологических свидетельств новой веры вплоть до условных слоев четвертого столетия. Создается впечатление, что город в это время оставался абсолютно языческим.

В 1976 году за пределами Остии, в нескольких сотнях метров к югу от городской стены была найдена Basilica di Pianabella, которую датировали четвертым веком. Скорее всего исключительно на основании того, что под полом этой базилики находились 25 погребений, базилику отнесли к христианскому храму, просуществовавшему в этом качестве вплоть до девятого столетия. Получается, что не только в Помпеях первого века нашей эры, но и в Остии, которая «под брюхом» у папы римского, как минимум до четвертого века не замечено практически никаких свидетельств развитого христианства. А если еще и исключить найденую базилику, сомнительного предназначения..?!

Отсутствие явных признаков развитого христианства в Помпеях первого века н.э., естественно, ни у кого не вызывает никаких эмоций, но отсутствие таковых в городе, погибшем в начале века семнадцатого – это уже чересчур! Но это только на первый взгляд кажется абсолютно невозможным. Известно, что король Неаполя Фердинанд I и его сын (будущий Альфонс II) были отлучены папой Иннокентием VIII от церкви, что естественно не способствовало распространению христианства в Неаполитанском королевстве на рубеже XV-XVI веков.

Первые церкви строились, как сектантские, за пределами городов, на выселках, как базилика в Остии. Даже  Ватикан в Риме находится за городской чертой. Поэтому в самих Помпеях, скорее всего, никакой церкви не было, а ближайшая церковь возникла при одном из береговых укреплений на побережье - Торре Аннунциате вместе с маленьким монастырем. В окрестностях Неаполя, в частности, мне не удалось найти ни одной церкви, документально старше XVI века. Самая старинная церковь региона Chiesa della SS. Annunziata ai Cappuccini с прилегающим монастырем была построена в 1568 году.

В связи с этим вполне можно предположить,  что христианство в XVI веке, только лишь начинает укрепляться в качестве монопольной религии Западного полушария. Извержение Везувия, гибель тысяч людей, как «божья кара» за лупанарии и многобожие вне всяких сомнений косвенно способствовали утверждению христианства в данном регионе. Процесс смены религии мог быть длительным, а может, благодаря природным катаклизмам, и скоротечен. Недаром на одной из гравюр над разбушевавшимся Везувием вдруг проявилась назидательная физиономия епископа.

Другой нюанс, это отсутствие в Помпеях привычных нам христианских символов. Мы привыкли к мысли, что христианские символы чуть-ли не ровесники христианства, что апостолы разошлись по миру с крестами на плечах и с иконами под мышками и, переждав «непогоду» в катакомбах, в массовом порядке начали строить церкви. Но было ли так на самом деле? Обратите внимание на фотографии первых церквей, встроенных в бывшие языческие храмы. Водружались ли на них кресты одновременно с «подселением»?

Antonia-Faustina

Храм Антонина и Фаустины на римском форуме, превращенный в церковь Св. Лоренцо

Даже, если так.  В Помпеях были базилики, достаточно высокие, чтобы верхние их части оставались на поверхности после извержения. Может там и находились кресты-символы, утилизованные последующими поколениями вместе с надземными стройматериалами. Если принять гипотезу широкомасштабного становления христианства только в XVI веке, то и неразвитость христианской символики, такой с какой мы сталкиваемся в Помпеях, вполне будет объяснима.

Кстати, для интересующихся зародышевым христианством в Помпеях, метрах в пятистах к северу от крепостных стен находится древняя церковь (Chiesa della Giuliana) весьма интересного архитектурного стиля, я бы даже сказал византийско-арабского, без крестов, очень обожженная и сегодня заброшеная. По внешнему виду эта церковь весьма похожа на четырехнефовую раннехристианскую крестово- купольную (в форме равностороннего креста) базилику. Своим фундаментом она стоит не выше первоначального помпейского уровня. Ни в одном из путеводителей и местных церковных инвентарах она, как ни странно, не упомянута.

Chiesa della Guiliana

 Юлианская? Церковь близ Помпей.

 



[1]  Lissner, Ivar, Brownjohn  J. Maxwell, The Living Past. Kessinger Pub Co, 2007

[2]  Maier,  Paul L. The Very First Christians, Concordia Pub House, 2001

[3]  Étienne, Robert, Pompeji — Das Leben in einer antiken Stadt. Reclam, Stuttgart, 1974

[4]  Garrucci, Raffaele,Questioni Pompeiane, Tipografia di G. Cataneo. Napoli, 1853 

alexamenos

При перепечатке и публикации ссылка на сайт обязательна © 2007-2013 Andreas Tschurilow

 

Как правило на склепах, церквях и захоронениях в них, типа космонавтов в кремлёвской стене стоят даты. Ни одна из них не есть старше 16-го века. Я обследовал таким образом уже десятки церквей по всей Германии. Нигде я не нашёл что-либо древнее 16-го века, или же надписей j433, j324, j256, etc. Всё начинается минимум с "пятёрки".

Из тех надписей, что мне встречались в Германии в виде j536, я могу сделать вывод, что речь идёт действительно, в частности, о годе 1536, только здесь не имеется в виду Йезус 536 (хотя он и приходит на ум первым: Iesvs nazarenvs rex ivdaeorum), но немецкое Jahr. Первая буква в таких надписях больше похожа на "йот", чем на "и". Поэтому транскрипция "в году 536-ом" вполне имеет право на жизнь. Что в 16-ом веке понимали под этим, остаётся лишь догадываться. Взамен "йота" потом появилась цифра "1" и случилась хронологическая привязка. Не думаю, что она соответствует "тысячелетию". Так же на немецких монетах, вплоть до 17-го века, тысячелетнее позиционирование не встречается. Монеты отражают хронологию лишь в пределах своего столетия. Какого конкретно, утверждать довольно сложно.

То, что буква "J" может быть отображением слова "Jahr" - это лишь гипотеза, она вполне могла обозначать и первую букву имени Иисус. Просто мне встречались оба варианта. "i", "j" в них были трудно друг от друга различимы, но то, что они никак не похожи на единицу, не вызывает у меня сомнений.

(см. напр. Медные таблички 16-18 века с именами бельгийских мастеров золотых дел и их штампы.)

"В средневековых документах (особенно XIII- XVI вв.) при записи дат буквами первые буквы (обозначающие, как считается сегодня, большие числа) отделялись точками от последних, записывающих числа в пределах десятка или сотни. Такова, например, запись латинскими буквами даты 1527 год на известной карте мира - Diogo Ribeiro" -  (см. Durer Kunst und Geometrie, E. Schroder, Berlin, 1980).

Второй способ: развернутая форма записи даты, когда формула от рождества Христова писалась словами и полностью, а не заменялась одной буквой (скажем, III век от рождества Христова вместо X.III век).

С течением времени информация о том, что буквы X и I в начале указанных выше формул означают первые буквы имен Христос и Иисус, была утрачена. Вместо этого буквам были приписаны их числовые значения (раньше цифры обозначались буквами): X - десять, I - единица, т.е. X.III и I.300 стали естественно считать как тринадцатый век и тысяча триста лет. Это привело к автоматическому сдвигу вниз на 1000 лет части документов, использовавших развернутую подробную форму записи дат (от рождества Христова III век вместо сокращенной (X.III век). Другими словами, сдвиг на 1000 лет - это разница между развернутым способом записи дат и сокращенным." - Новые эмпирико-статистические методики датирования древних событий (Фоменко А. Т.)

1n6-080

Это гравюра Георга Пенца (Georg Pencz), художника XVI века. Дата 1548 год записана им в виде J548

1n6-081

"Следует отметить, что в делопроизводстве до 15 в. было обычным для записи года пользоваться не введенными папой Сильвестером II в 10-м веке арабскими, но римскими цифрами. В средние века в документах было принято указывать только десятки и единицы в счете лет. В повседневной жизни и в сознании людей, но также и официально, вплоть до позднего средневековья счет лет привязывался к значимым событиям или к христианским праздникам (христианские праздники в качестве основы западной хронологии), но чаще всего к соответствующим правителям, например к началу правления/коронации императора (в позднем средневековье от выборов), что относится к английским и французским королям, реже к годам правления местных феодалов.

Восприятие и периодизация больших периодов времени (века, тысячелетия) проявились только в 16-17 вв. Также произошли изменения в коллективном осознании времени (эпохи)." - G. Bodmann: Jahreszahlen u. Weltalter. Zur Grundlegung der mittelalterlichen Chronistik (1992); Rhythmus u. Saisonalität, hg. v. P. Dilg u. G. Keil (1998).

В Европе ещё и такие даты встречаются:

falsch1

Здесь год 3496 в индийско-арабских цифрах.

falsch2

А здесь надпись на городской церкви Битигхайма, которую можно прочитать и как 1544 и как 1445. Проблема только в том, что первая "единица" на самом деле есть "тройка" и даты в целом не христианские, а еврейские от сотворения мира согласно Торе. То есть реальная арифметическая разница между календарями, еврейским и христианским - 2000 лет.

Walter Haug, выдвигает смелую гипотезу, что вплоть до 15-го века все монотоистические религии (общая религия) пользовались единым древним вавилонским, иудо-христианским, арианским календарем, пока не произошел раскол. Отнимая от (3)327 (еврейской даты от сотв. до конца повествования Торы) 2000, по аналогии с барельефами, он получает 1327 год. и т.д.

В Европе перешли от еврейского календаря на Anno Domini в период 1431-1499 г.г. и то местами. Окончательно-постепенно только после Григорианской реформы.

Первый немецкий словарь (1691) Шпатена говорит, что Рим был построен в 3212 году от сотв. мира, то есть 3212-2000 = 1212 г.!? В чём проблема? Проблема в том, что "скалигеровские" (сиречь христианские) датировки Ветхого Завета отличаются от еврейских. 753 г. до Р.Х. считается началом календаря Urbe condita и не совпадает с еврейской датой 3212 = 548 до Р.Х.

Получается период 433 до Р.Х. (конец событий Ветхого Завета по христианскому календарю) до 1327 г. (3327 - конец событий Ветхого Завета согласно Торе), выдумка от начала и до конца и реальная История, с её обрывочными письменными свидетельствами, начинается только с 14-го века по ТИ.

Во второй половине 2-го столетия, как считается, раввин Йош бен Халафта, определил почти точно соответствующую ныне принятой хронологии, дату сотворения мира, как 3758 до Р.Х. Считается также, что в 344 году еврейский патриарх Хиллель 2-ой решил ещё три года добавить, чтобы получилась действительная до сих пор дата 3761 до Р.Х. Получается странная разница в ок. 1760 лет к христианской дате сотворения, которой Морозов не нашел в свое время объяснения.

Естественно, что все "античные" (как христианские, так и еврейские) даты сотворения мира, впервые появляются в эпоху возрождения, в качестве копий. Оригиналы, как всегда исчезли. Можно с большой долей уверенности предположить, что все эти датировки "возродились" вместе с "возрождением" и не раньше.

 

Интересную подсказку дают именно такие странные даты, как на картинках вверху. Арабские цифры в период повального засилья римских? Ну, что ж. Считается, что они появились в Европе не раньше 12-13 вв.

800px-EuropeanFormOfArabianDigits

Но ещё в 15-ом веке им придавался больше сакральный, эзотерический смысл наравне с еврейскими буквами и астрологией.

420px-Talhoffer Thott 140r

В 16-ом веке арабские цифры почти полностью вытеснили из употребления римские цифры, оставшиеся на циферблатах часов и для записи датировок ANNO DOMINI.

Поэтому даты на барельефах немецких (протестантских) церквей, приведеные выше, (111)454 и (111)496 вполне соответствуют своей эпохе и датируются 1454 и 1496 гг. Если бы не первый "диджит", представленый в виде трех штрихов - "арабской" тройки!

В погоне за "самоудревнением" эти 2000 были перемещены РКЦ в "дорождественнские" времена (прибавив их к "торовской" до потопа), а (111) превратилось в 1,j,i.
Евреи в приписках, разумеется, от РКЦ не отставали...

westturm kunz

Фрайбургский мюнстер (нем. Freiburger Münster, Münster Unserer Lieben Frau) — крупная городская церковь (собор) немецкого города Фрайбурга, построенная в готическом (большей частью) и романском стиле. Фрайбургский мюнстер – единственная сохранившаяся до сих пор готическая церковь Германии такого типа, строительство которой было закончено ещё в средневековье (около 1330 года).

Будучи как-то во Фрайбурге, я не преминул посетить и Фрайбургский Мюнстер. Как я и ожидал, я не увидел никаких внешних отличий в исполнении "романской" и "готической", как утверждается в путеводителях, его частей. Собор выглядит вполне в готическом стиле, из одного и того же материала и построеным в один прием не раньше 15-го века.

Почему собор датируют всё же веком 14-ым? Видимо потому, что у его входа римскими цифрами обозначены якобы года и стандарты для этих лет предписанного размера хлебов, для булочников. Не знаю, насколько это соответствует действительности и насколько римские обозначения годов здесь действительно отражают 13хх.

Меня больше заинтересовали древние граффити, которыми, благодаря мягкому красному песчанику, испрещены стены собора. Интересно, что ни одной надписи "здесь был Вася" старше 18-го века я не нашел, хоть и осмотрел каждый сантиметр его стен.

А самое главное - это изображение "1" единички в арабских цифрах, означающих год. Она (даже в 18-ом веке!) все ещё больше похожа на "j" или даже больше на символическое изображение распятия.

"j"

Некоторые цифры в граффити вообще трехзначные, без этой "единицы", но тоже начинаются с семёрок, как _7хх. Здесь я не уверен, отображают ли они год. Кстати, в этом Мюнстере есть ещё и барельеф Александра Македонского, которого поднимают в небеса два грифона. Ну очень католический сюжет!

"Строителям тоже нравится себя увековечивать: примером является Йорг Кемпф, который в 1561 году поместил себя под амвон, выглядывающим из окна. С 1500 эта форма самовыражения является общепринятой: строители представляют себя как застенчивые созерцатели своего творения, которые уже не заявляются в дом Божий только по работе."

То есть, на самом деле-то, собор строился (или начал строиться) в 1561 году мастером Йоргом Кемпф, который себя, своим барельефом, там и увековечил.

Римская империя

Византийской историей называют историю той части Imperium Romanum, которая избежала упадка в 476 г. Так называемые "Византийцы" называли себя сами, что естественно, "Римляне", или по-гречески „Romaioi“. Государство под названием "Византийская империя", на самом деле, никогда не существовало. Этот неологизм 16-го века принадлежит Иерониму Вольфу. Основание Города (для отличия от итальянского Рима, предлагаю в дальнейшем так именовать Константинополь) относят к 330 году, а его основателем считают царя Константина Великого. Географически, империя занимала наибольшую площадь при Юстиниане 1-ом (527-565), а политически, обладала наибольшей мощью во времена правителей Македонской династии (843-1025). Официальные языки империи до 7-ого века латинский и греческий. Цари носят латинские титулы, такие как Император, Цезарь, Август. В период правления царя Ираклия (610-641) происходит, если можно так выразиться, "грекизация". Латинский язык вытесняется из обихода греческим, ставшим единственным государственным языком. Как следствие этого и латинский царский титул заменяется на греческий "Базилевс". Увеличивается влияние церкви на общественную жизнь империи. Во главе церкви стоит патриарх, который в отличие от более позднего папы в Западной Европе, не обладает гражданской политической властью и никогда не управляет империей. История Города и империи, как и ее культурное, военное, экономическое влияние в Средние века, в Западной Европе преднамеренно искажаются и их значение принижаются.Почему это так и "был ли мальчик" под названием "древний Рим" в Италии, я и хотел бы разобраться.

Моя собственная версия пока до конца еще не сложилась, но за исходную позицию я бы хотел взять предположение, что сегодняшний Рим в Италии - наследник Рима "византийского", на Босфоре, который и есть Рим-настоящий: он же- Константинополь, он же- Царьград, он же- Урбис, он же- Город, он же- Иерусалим, он же- Троя.
Не скажу, что я супер-оригинален с таким посылом, но, надеюсь мне удастся привнести и свои собственные оригинальные доказательства.

Последним из сохранившихся памятников побед римского оружия в итальянском Риме считается огромная богато украшенная триумфальная арка Септимия Севера.

Кто же он такой, этот император?
Септимий Север Луций (Lucius Septimius Severus) (146—211), римский император в 193—211, основатель династии Северов. Был квестором, народным трибуном, управлял многими провинциями, был консулом, сенатором. С 190 командовал войсками в Германии. Императором провозглашен паннонскими легионами. Опирался на солдат, которым дал ряд привилегий (уравнение легионеров с преторианской гвардией и др.). Проводил последовательную антисенаторскую политику. Управлял с помощью императорского совета, включавшего видных юристов, и возросшего при нём бюрократического аппарата, комплектовавшегося зачастую из военных. При С. С. была введена цензуальная система налогообложения и принудительных повинностей (трудовых, военных и др.). С. С. укрепил дунайскую, рейнскую, британскую и восточную границы империи.

А вот еще:

Он также прославился как выдающийся строитель. Его родная Северная Африка особенно выгадала от его активной деятельности; мы все еще можем восхищаться постройками в его родном городке, Лептис Магне, которому он подарил форум, базилику и большой новый храм. Украшенная колоннадой улица, ведущая к гавани, был перестроена в согласии с честолюбивыми замыслами императора. Он также воздвиг триумфальную арку с четырьмя проездами по случаю своего посещения города в 203 г. Стиль украшавших ее рельефов, показывает, что началась новая, отличная от классической художественная эпоха. Одна из сцен воспроизводит план осады в стиле восточных тканей, на другой панели изображен правитель в колеснице. Он представлен в почти средневековой технике, скорее двухмерной, чем пластичной, сосредотачивающейся на ритмично повторяющейся симметрии; это необычный фронтальный портрет императора, напоминающий по стилю изображения надменных парфянских царей. А в самой столице, под большой аркой Севера, вблизи с Римским форумом, общие перспективы и ряды фигур, расположенных рядом с колесницей вновь указывают на отказ от старых гуманистических формул и предвкушение художественных концепций поздней античности.

Север сам написал свою автобиографию, к сожалению, не сохранившуюся.

Личность довольно легендарная как и Карл Великий. "Наш пострел везде поспел" от Британии до Африки. Самое интересное, что он каким-то образом ухитрился уже после своей смерти отметиться и в Городе-Константинополе, построенном согласно официальным данным только через 100 лет, крепостной стеной своего имени.

connorConstLbl

Ключевой фигурой в начале размежевания Востока и Запада является император Феодосий. Он был последним, кому удавалось удерживать империю от сепаратизма и окончательного развала.

Во внутреннем управлении Феодосия важное и видное место занимала церковная политика. Будучи сам ревностным христианином и определенно придерживаясь правоверия, он окончательно порвал с религиозной системой, установленной Константином и выражавшейся в нейтралитете государства по отношению к многоразличным культам и исповеданиям. Он первый сурово поставил принцип государственной религии, как необходимого условия единства, и начал проводить его принудительным способом. В эдикте 380 года была объявлена истинной и допустимой исключительно христианская вера в той её форме, «которую проповедывал в Риме св. Пётр, и которой следовали епископ Дамас и епископ Пётр в Александрии, мужи апостольской святости». Это господствующее (православное) учение при нём впервые названо «католическим» (кафолическим, вселенским); его сторонникам одним разрешено именоваться «Церковью». Арианство и другие секты были безусловно запрещены. Константинопольский собор 381 года подтвердил, дополнив его, никейский символ и повторил осуждение всех еретиков. Упорствующими грозили строжайшие наказания. 

Именно после него произошло разделение Римской империи, но никак не раньше. Знаменательно, что столицей Западной Римской империи сначала стал Милан, а в 402 г. Гонорий, младший сын Феодосия, перенес столицу в Равенну, которая с конца III в. сделалась одной из императорских резиденций. В связи с этим, я имею смелость предположить, что Рим, как значимый город в это время ЕЩЕ не существовал.

Другого непротиворечивого обоснования для столицы в Милане и Равенне мне пока не удалось найти. Источники в один голос несут какую-то околесицу, что пока Гонорий, со своим гонором, отсиживался в болотистой Равенне, Рим грабили ежегодно, грозя в его сторону пальцем, но ни разу не попытались его оттуда выкурить. А бедные Римляне перплавляли древние статуи и кровельную бронзу с храмов на выплату дани варварам. Оставшиееся (как там могло еще что-то остаться?) якобы вывез один из Константинов для украшения Города на Босфоре.

Кроме того мне непонятно, почему Феодосий, ратующий за единение империи и религии, якобы «которую проповедывал в Риме св. Пётр, и которой следовали епископ Дамас(ий?) и епископ Пётр в Александрии, мужи апостольской святости», о Первом Константинопольском Соборе, инициатором которого сам являлся, этого самого Дамасия даже не известил. Существовал ли Дамас(ий?) на самом деле? Постников, основываясь на работах своего предшественника Морозова, делает вывод о ложности традиционной исторической схемы и хронологии в отношении всех событии до IV века н.э.

Косвенно, этот параллелизм в Римской истории, подтверждают и монеты. Попробуйте сами полистать странички каталога. Очень скоро вы заметите удивительную похожесть монет позднего периода империи с ее ранним периодом. Как будто они вышли из под одного пресса. Монеты периодов правления некоторых "исторических" императоров отсутствуют вовсе. Их уже долго ищут.

Приведенная монета времен Феодосия, имела хождение по всей империи и качеством своего исполнения полностью отвечает техническим возможностям своего времени.

Theodosius I. Roman Coin

Если посмотреть на перечень всех римских "цезарей", то закрадывается подозрение, что что-то здесь не то. Такое ощущение, что весь этот список был составлен на основании находок монет. Имена "цезарей" состоят сплошь и рядом из набора титулов, расположенных в той, или иной последовательности. Практически все "западные" были убиты кем-то из своих, либо покончили жизнь самоубийством. "Восточные" либо умирали сами, либо гибли в боях. Теория множественности царей, соправительства и т.п. - не выдерживает никакой критики. Никакой нормальный царь не потерпит даже мало-мальской конкуренции. А по списку - не империя, а сплошной колхоз.

Что оставил нам этот "вечный, цивилизованый, культурный" город Рим?

- Поэзия? - римлянам она была несвойствена, в основном греческие заимствования
- Исторические трактаты? - писались большей частью для фальсификации истории по политическим соображениям
- Архитектура? - сплошное заимствование у греков и этрусков
- Религия? - копия греческой мифологии
- Музыка? - история умалчивает
- Ювелирные украшения? - перенято у этрусков, кельтов, "варваров".

Римляне с самого начала были бескультурным народом, присваивающим чужие произведения искусства, заимствовавшим чужую культуру. Даже легенды о Ромуле и Реме, для обоснования историчности и преемственности Рима, были придуманы сравнительно недавно, как об этом пишет доктор Юлиус Кох в своей работе ,,Römische Geschichte - Königszeit und Republik”, причем его никак нельзя отнести к лагерю ревизионистов истории. Про "троянского Энея" я уже тут и не упоминаю.

Получается, что римляне - это народ без роду племени, без собственной истории, без культуры, без религии, зато поразительно брутальный и воинственный. Римляне выглядят просто инородным телом на карте античности. Народ, пришедший из ниоткуда и ушедший в никуда, не оставивший после себя практически никакого маломальски значимого культурного наследия, заставляет глубоко сомневаться в реальности, а не мифологичности, своего существования.

063

/по материалам Википедий/

Оказывается ребята Плинии, оба родом с периферии Италии, из альпийской деревни. Напоминает историю Ломоносова.

"В 14 лет Плиний написал свою первую трагедию на древнегреческом языке, она упоминается в его письмах: «не знаю, что это было; называлось трагедией» (Письма, VII-42). Много внимания Плиний Младший уделял своим стихам, которые, по его уверениям, современниками ценились так же высоко, как и поэзия Тацита, однако не сохранились до нашего времени."

Где же животворящая латынь? С детства только греческий язык. Даже трагедии на нем пишет.

Закончил свою жизнь в Вифинии, при невыясненных обстоятельствах. Снова грекоговорящеие задворки римской империи. До нас не дошло ничего латинского из творчества Плиния Младшего.

"Плиний Старший — под этим именем известен Гай Плиний Секунд (лат. С. Plinius Secundus), знаменитый своею разнообразною ученостью римский писатель. Старшим он называется в отличие от своего племянника, Плиния Младшего.

Родился в 23 г. н. э. в Комо (лат. Comum), цветущей римской колонии в Верхней Италии (по-тогдашнему — Цизальпинской Галлии). Образование получил, по-видимому, в Риме; но об этом не сообщают никаких сведений ни краткая его биография, написанная Светонием, ни письма его племянника, составляющие главный источник биографических данных о Плинии."

Из всех сочинений Плиния старшего дошла до нас только «Естественная история».

"Особенная важность его для нашего времени вытекает из того, что огромная масса сочинений, которыми пользовался автор, теперь потеряна. Нельзя не заметить только, что его стиль отличается замечательною неровностью и в разных частях сочинения различен: то риторичен, то сух, то просто неряшлив. Лучше всего слог Плиния во вступлениях, где у него нередко является и воодушевление, и сжатость, и сила выражения."

А самое главное, это то, что до нашего времени, если и дошло что-нибудь от Плиниев, то все это - на греческом языке в передаче Дионисия и других, так называемых, византийцев. Где же - этот высокий латинский стих всех времен и народов?

Знаменитая Капитолийская волчица, символ Рима, оказалась не древней этрусской скульптурой V века до нашей эры, в чем были прежде убеждены историки искусства, а средневековой фигурой эпохи Каролингов, датируемой VII-VIII веками н.э. К такому выводу пришла специалист по реставрации бронзы Анна Мария Карруба.

Карруба полагает, что историкам искусства следует отказаться от общепринятой гипотезы о том, что 75-сантиметровая скульптура волчицы, которая по преданию вскормила своим молоком легендарных основателей Рима - Ромула и Рема, изготовил этрусский мастер Вулка из Вейи около 470 года до нашей эры.

Раньше считалось, что единственным относительно современным фрагментом этой скульптуры являются фигурки близнецов: они были добавлены скульптором Андреа Поллайоло в 1471 году по указанию папы Сикста IV.

О "древнеримской поэзии"...   /По материалам Википедий/

Энний (Квинт Ennius) — древнеримский поэт. Родился в 239 году до н. э. в г. Рудии (между Бриндизи и Таранто); по происхождению был греком. В своем творчестве подражал Гомеру.

Гораций (полное имя Квинт Гораций Флакк (лат. Quintus Horatius Flaccus); 65 до н. э., Венузий, ныне в регионе Базиликата, Италия — 8 до н. э., Рим). Отец Горация — мелкий землевладелец, вольноотпущенник (бывший раб).

Вергилий, знаменитейший поэт Августовского века. Род. в 70 до н. э. близ Мантуи. В первом произведении своем — «Bucolica» (состоящем из 10 эклог и написанном в 43-37 гг.) — Вергилий хотел внести в латинскую поэзию особенности греческой, её простоту и естественность, и начал подражанием Теокриту. «Георгики», вторая поэма Вергилия, большей частью почерпнута из Лукреция и греческого Гесиода. В «Энеиде» Вергилий близко примыкает к Гомеру. В построении «Энеиды» подчеркнуто стремление создать римскую параллель поэмам Гомера. Из мелких стихотворений, кроме Culet, Вергилию приписываются ещё Ciris, Moretum и Сора. Все, касающееся философских систем в «Энеиде» и «Георгиках», прямо заимствовано из разных греческих авторов (как, напр., «учение о загробной жизни» в VI п. и др.). Имя Вергилия окружалось таинственной легендой, превратившейся в Средние века в веру в него как в волшебника.

Lucius Accius - тоже вольноотпущеный, из рабов. Переводил греческие трагедии о Троянской войне и мифы о Пелопе.

Список можно продолжить, но что характерно, практически все рукописи древних авторов являются свету на греческом языке начиная с 16-го века и количество "находок" быстро растет, осуществляются их переводы на латинский язык. Уже в 17-ом веке открывается т.н. "Аркадианская академия" поэтов и писателей подстраивающихся в своих перлах под классический античный стиль и выпускающих их в свет под античными псевдонимами. Речь идет о том, что практически все они имеют неримское происхождение и писали, судя по дошедшим до нашего времени "первоисточников", не на латыни.

Марк Валерий Марциал - Marcus Valerius Martialis - Римский поэт, автор эпиграмм. Родился ок. 40 г. в испанском городе Билбилис. 98 – Марциал возвращается в родной Билбилис. Ок. 104 – Марциал умер в Билбилисе. Произведения Марциала пользовались успехом в средние века, особенно же в эпоху Возрождения. Под влиянием Марциала находилась немецкая эпиграмма XVII-XVIII вв. Создавая свою теорию эпиграммы, Лессинг опирался именно на него.

Как видите, снова все та же эпоха Возрождения, когда "из сундуков истории" в массовом порядке является свету "древнеримская" поэзия. Биография Марциала тоже рождает множество вопросов.

>Марк Валерий Марциал (таково его полное имя) родился, как полагают, в первый год царствования Клавдия (в 41 г.) в городе Бильбилисе (как он сам говорит), в Испании тарраконской. Praenomen поэта былоMarcus, имя рода (nomen gentile) Valerius, cognomen – Martialis; эти три имени он придаёт сам себе во многих местах. Что касается до «cognomen», то хотя между учёными нет разногласия и никто не нашёлся, кто подверг бы его сомнению, так как оно подтверждается авторитетом кодексов, однако недостаточно ясно – каким образом принял его поэт. Оставляя без внимания соображения, высказанные по этому поводу Радером (в его Prolegomena ad edit. Mart. cap. I), мы можем опереться на свидетельстве Плиния Старшего, по которому император Веспасиан предоставил всем испанцам “jus Latii”, что даёт нам право заключать, что Марциал по собственному произволу принял означенные три имени согласно римскому обычаю, при этом Marcus и Martialis приняты им, вероятно, от имени месяца, в котором он родился, имя же Валерия – от некоего Валерия Мецената или Валерия Флакка, поэта, находившегося с ним в приятельских отношениях, или же, наконец, в память поэта Валерия Катулла, которому он подражал.<

>Родиной Марциала , как мы выше сказали, был город Бильбилис. Что это за Бильбилис и что сталось с ним? Комментаторы Марциала усердно разыскивали его и решили, что нашли его следы в одной деревне в Каталонии, именующейся Бамбола, на что один испанец возразил, что Каталония – страна низменная, а Бильбилис, судя по описанию Марциала ( см. ниже), находился в гористой местности. Во всяком случае можно с достоверностью предположить, что Бильбилис был не ничтожный город: там приготовляли отличное оружие ценного закала, железо очищалось в водах реки Салона, протекавшей у стен города. Марциал в эпиграммах часто превозност Бильбилис, называет его то знаменитым городом, то городом известным своими водами и оружием и с гордостью величает его: «мой Бильбилис». В Риме он скучает за Бильбилисом, в Бильбилисе за Римом – непоследовательность очень обыкновенная у поэтов.< - Н. Андреевский "Валерий Марциал"

Римская музыка

Музыка "древнего Рима", так же как и поэзия, полностью находилась под греческим влиянием. Самым древним простейшим музыкальным инструментом считается флейта, изготовленная из полого стебля бузины, который, как считают, использовали уже в неолите для сверления отверстий в камне. Позднее флейту стали делать из дерева, слоновой кости, металла. Главным духовым инструментом в Древней Греции был авлос (древнеримское название – тибия), часто неверно называемый флейтой. Он состоял из двух трубок с двойными язычками, на которых играли одновременно, причем одна из трубок давала однозвучное басовое сопровождение для другой. Аналогичное бурдонное сопровождение стало отличительной особенностью другого инструмента с двойным язычком — волынки. Древние трубки стали предшественниками язычковых инструментов Средневековья и эпохи Возрождения. К концу последней их появилось множество – среди них и шалмеи, крумгорны и волынки. Шалмей и поммер непосредственно предшествовали гобою и фаготу XVIII веке. Римляне переняли у греков и оба струнных инструмента Лиру и Китару. Другим древнейшим инструментом является рог/хорн/горн/cornu - предшественник всех других духовых инструментов. Этруски делали терракоттовые горны, называя их lituus, которые у них переняли римляне в качестве сигнального инстумента. Форма и внешний вид более позднего духового инструмента - буцины, остается спорной. Весь арсенал музыкальных инструментов использовался в древнем Риме практически только во время триумфальных шествий и военных походах. В отличие от греков, оставивших большое количество трактатов о теории музыки (см. Филолай, Архит Тарентский), лежащие в основе современной музыкальной теории и практики, не существует, за малым исключением (Плутарх), никаких упоминаний о древнеримской музыке в дошедших до нас письменных источниках.

Архитектура

В "древнеримской" архитектуре и скульптуре, вплоть до эпохи ренессанса, не было ничего своего "римского". Практически все - сплошное заимствование. Да и, так называемые, классический или романтический стили Нового времени не отличаются особенной самостоятельностью по сравнению с греческим. Даже все полуколонны римского Колизея имеют греческое происхождение.

"Значение древнегреческой культуры в области изобразительного искусства, скульптуры и архитектуры храм выражается в том, что римляне были частично простые копировальщики. (Например, полуколонны дорического, коринфского, ионического стиля римского Колизея все греческого происхождения). Любой поездки в Рим или Помпеи сегодня, достаточно, чтобы убедиться, что все это римские копии с греческого оригинала (См. Filippo Coarelli: Pompeji. Archäologischer Führer. Augsburg 1997).
Все более поздние искусства, как средневековые романские, как Ренессанс, или современный классицизм и историзм не являются независимыми в такой степени, как греческое искусство. Даже римская архитектура (например Августа, Адриана или Константина), особенно их общественных зданий и бань имперского периода, всего лишь монументальные эволюции греческих подходов. Рассматривая скульптуры греческих богов и людские формы (например Ганимеда), которые кажутся нам сегодня само собой разумеющимися, не следует забывать, что греки были первыми людьми, кто в отличие от семитов или египтян, выражавших божественное и человеческое в демонической жестокости или чудовищности, но в кристально чистом, натуральном преображении индивидуальной человеческой внешности" -  Andreas M. Rauch, Kunst als Medium politischer Ideen und christlichen Glaubens.

Был такой в 16-ом веке гуманист Петр Дасиподий (настоящее имя предпол. Петр Хазенфрац). В своем словаре Dictionarium Latinogermanicum, Strasbourg: Rihel, 1535, он определяет Великую Грецию “Graeca Magna” как всю южную Италию вплоть то Торенто. То есть он описывает современное ему положение конца 15-го века, а не Грецию двухтысячелетней давности! А "Италия", согласно ему, всего лишь земли к северу от Великой Греции, поделенные на 16 областей.

В свете моих догадок об искусственно удревленной церковью своей, а следовательно и всей, мировой истории очень интересно читать Историю Рима 16-го века Фердинанда Грегоровиуса, которую он, в свою очередь, писал в веке 19-ом. Ни с того, ни с сего, во времена папы Льва Х-го (который Медичи), в Риме вдруг начинается "возвращение" к "античности". Бог в надписях римских захоронений снова называется Юпитер, небо Олимпом. На Капитолийском холме, отремонтированную цистерну для сбора дождевой воды, консерваторы снабдили обращением к Юпитеру. Кардиналов стали называть сенаторами, святых - богами, а титулы Divus и Optimus Maximus стали для пап само собой разумеющимися. Во время коронования Льва Медичи, поэт Янус Виталис, восклицал, что де "Юпитер вновь спустился с Олимпа в Рим и Лев Медичи, как Апполон, вылечит все болезни". Никого из пап не смущают сравнения с Зевсом. А после смерти папы Льва, в Колизее был преподнесен языческим богам в жертву бык!

Пиетро Помпонаццо смел не соглашаться с догмой Латеранского собора 1513 года о бессмертности души, заявляя письменно, что это противоречит здравому смыслу и, что об этом у Аристотеля нигде не сказанно. Тридцать лет спустя его бы сожгли на костре, но Ватикан ограничивается лишь литературной цензурой и Пиетро Помонаццано умирает на высоте своей славы в Болонье в 1524 году своей смертью.

Вот так, да... А как же теперь удается уверенно отличать граффити, эпитафии, памятные стэллы и доски 16-го века от века "минус 16-го"? Ни те, не другие не подписанны годами от Р.Х. Календарная реформа папы Григория 1583 года еще даже не грядет! Историки называют этот период Ренессансом, а может все-таки это и была та самая античность?

Заглянем в Большой энциклопедический словарь изобразительного искусства
(Власов В.Г. 8т.Т.1.-СПб.:ЛИТА, 2000.)


"...ИТАЛЬЯНСКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ - переломная эпоха в развитии итальянского и западноевропейского искусства конца XV-начала XVI вв. Слово «возрождение» (итал. «la rinascita») впервые употребил в 1550 г. итальянский художник и историограф Дж. Вазари в «Жизнеописании наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих». Он назвал «возрождением» деятельность итальянских художников начала XVI в. после долгих лет упадка в период «средневековья и варварства». ..."

Все чаще и чаще в последнее время этот, так называемый упадок в период "средневековья и варварства", ставится под сомнение. Слишком много здесь парадоксов и нестыковок. А самое главное, напрочь отсутствует всякая логика. Возникает ничем не объясняемое противоречие с принципами поступательного развития человеческой цивилизации.

Как писал Вазари «пелена, которая заволокла умы людей» вдруг неожиданно спала и художники вдруг увидели прекрасное. «Подлинное пробуждение и возрождение началось в Тоскане... Люди, в том числе и художники, возвращались к своему естественному состоянию».

"...В Италии 1410-1420-х гг. отчетливо проявилась иная тенденция: художники вкладывали в античные формы христианское содержание, а писатели-гуманисты увидели свой идеал в формах античного искусства. Кстати вспомнили и формулу Горация «Ut pictura poesis» (лат. «Поэзия подобна живописи»), которая помогла окончательно отделаться от надоевших схоластических споров о допустимости священных изображений. Однако поразительно, как до этого переломного исторического момента те же итальянские художники были равнодушны к античным произведениям искусства..." - здесь и далее выделенно мной - А.

"...Еще в XIII в. венецианцы и генуэзцы закрепились в Греции и на островах Эгейского моря. В XV в. флорентийцы, владели многими землями на Пелопоннесе и в Аттике, в самих Афинах (до завоевания Греции турками в середине XV в. ). Но они равнодушно относились к античным памятникам. ..."

Уже хотя бы эти факты, на которые указывает Власов, заставляют задуматься о верности традиционной трактовки истории и хронологии. Если же освободиться от навязываемых трактовок и представить себе, что художники, скульпторы, поэты и философы 13-го 14-го веков, потому и не обращали внимания на окружающие их произведения искусства античности, так как являлись современниками этой самой античности. Так же, как и мы не обращаем особого внимания на гениальную простоту хрущевских пятиэтажек.

Косвенно, Власов сам же это нам и подтверждает.

"...Но уже через некоторое время, в середине XV в. , «подражание натуре» стало восприниматься как «подражание древним» (итал. modi antichi), a ретроспективные тенденции, к примеру, в алтарных картинах стиля «интернациональной готики, воспринимались как натурализм. Произошла удивительная инверсия смысла. Благодаря новому христианскому чувству истории возникло ощущение исторической дистанции, античность перестала казаться реальностью и в «далевом восприятии» человека эпохи Возрождения превратилась в «sacrosancta vetustas» (лат. «священную древность»)..."

Вот она причина! Революционная смена религии, изменение сознания и, как следствие, изменение восприятия окружающего мира. "Мы наш, мы новый мир построим!" - вполне знакомые лозунги, повлекшие за собой уже в 20-м веке разрушение исторических памятников, а за ними и исторической памяти народов. Манипуляция умами, примат управляемой толпы над мыслящей индивидуальностью. Для этого не нужно тысячелетий, темных веков. Вспомните хотя бы Чечню, где всего за 10 лет было взращено поколение, не знающих Достоевского и Пушкина, зато уверенно разбирающих "калашников" и виртуозно ставящих "растяжки".

"...В 1453 г. после захвата турками Константинополя и падения Византии объединение церкви потеряло смысл, но художники, мастера-ремесленники, живописцы, мозаичисты, стеклоделы и ювелиры, бежавшие от турок в Италию, способствовали проникновению древних эллинистических традиций на Апеннины. Именно тогда писатели-гуманисты заговорили об обновлении религии и даже о создании новой – древнегреческих богов с культом Солнца..."

Вот вам и, вполне осязаемый из нашего Сегодня, реальный не отодвинутый в прекрасное далеко (чем дальше тем сказочнее, тем больше можно сочинить) период "античности" 15-го века. А ранние статуи Микеланжело Буонарроти (1475-1564), которые воспринимаются как копии с античных, этой самой античностью и являются.

Андреа Мантеньи (1431-1506), художник из Падуи, сам называл себя римским живописцем.

"...Знаменитые картоны «Триумф Цезаря» (1485-1492) А. Мантенья выполнил, усилив суровость стиля до такой степени, что изображенные на них фигуры кажутся слепками с рельефов римских Триумфальных арок. Как Боэция в философии, Мантенью называли «последним римлянином» в искусстве. ..."

В свете данного предположения заслуживает особого внимания следующая цитата:

"... Арку Константина на Римском Форуме часто изображали на фресках, но не такой, какой она была на самом деле, а в « новом итальянском вкусе», пестро раписанной в «инкрустационном стиле». Примечательно, что никому не приходила мысль о восстановлении разрушенных античных памятников. Архитектор и теоретик А. Филарете (ок. 1400 - ок. 1470) готическую архитектуру именовал «maniera nuova» (итал. « новая манера»), называя ее также «варварской», а новации Ф. Брунеллески – «maniera antica» (итал. «старая манера»), считая, что образцом для Брунеллески послужили не древнеримские постройки, а архитектура романского средневековья..."

Получается, что поставив с головы на ноги хронологию и прикладную к ней историю, вполне возможно соотнести "древнеримскую" архитектуру с архитектурой романского средневековья, закрепив за ними знак хронологического равенства, а "новый пестрый инкрустационный стиль" прямым их предшественником, отголоски которого, после тщательной "реставрации" Рима в 17-18 веках, дошли до нас разукрашенными статуями Помпей и Геркуланума.

"...В 1430-1440-х гг. итальянские писатели-гуманисты не видели ничего ценного в руинах Древнего Рима; «истинным Римом» считали средневековую Флоренцию, называя флорентийский баптистерий (сооружение XIII в. ) «храмом Марса»! Как пишет П. Бицилли, в эпоху раннего Возрождения преобладало не «интеллектуалистическое», а «сентиментально-эстетическое, романтическое отношение» к обоим мирам – прошлому и настоящему. Костюмы, в которых изображались древние герои, были либо современными итальянскими, либо совершенно фантастичными. Эпоха Возрождения стала преобразованием умов, а не жизни, воображения, а не действительности, культуры, но не цивилизации. ..."

Примечательно, что искусство в эпоху, так называемого, Возрождения переживает самый настоящий бум. Пишутся книги, картины, создаются шедевры скульптуры и архитектуры, практически никак не отличимые от "античных". Но самое главное, что обуревает всех художников, это - неуемные фантазиии, граничащие с убежденностью, что именно так, а не иначе устроен окружающий их мир. В подтверждение своих собственных амбиций, пишутся трактаты под именами никогда не существующих философов, являющиеся на самом деле псевдонимами самих авторов - современников Возрождения.

"...При этом, как замечает в одном из своих писем Ф. Петрарка, необходимо было «из многих и разных форм... извлекать иное и лучшее». Отсюда возник термин «varieta» (итал. «разнообразие, различие»), использовавшийся наряду с «инвенцией» («сочинением»). Повторять классиков нужно было так, чтобы в результате возникало нечто новое ..."

Вполне возможно, однако, что большинство из них не имело злого умысла фальсификации истории, они были движимы неумной тягой самовыражения, позволяя себе маленькую ложь, с целью обхода препон папской цензуры. Имела место своеобразная "хрущевская оттепель" начала 16-го века, которую мы в СССР переживали спустя четыреста лет в виде полупубличных выступлений физиков и лириков в Политехническом институте, журналов Самиздата и верой в светлое будущее.

"...Таинственные трактаты Леонардо да Винчи – 113 книг о природе, 120 книг об анатомии, 10 книг о живописи, 7 книг о тенях, «о летании, о движении... », – на которые постоянно в своих записках ссылается сам автор, скорее всего, никогда не были им написаны. Это не действительность, а игра воображения. Как только дело доходило до осуществления, мастер Леонардо расставался со своими идеями, едва набросав их на бумаге, либо бесконечно затягивал выполнение. Машины Леонардо не работали, летательные аппараты не летали, каналы и плотины не строились. Его главные картины остались незаконченными. Дж. Вазари был точен, написав о Леонардо: «Этот мозг никогда не переставал фантазировать», определив стиль его мышления одним словом «capricci» (итал. «причудливый, прихотливый»). Для Леонардо важен был не результат, а игра, процесс творчества. Сознательно обходя стадию реализации замысла, этот человек, по определению П. Валери, ставил себя «в положение полнейшей неустойчивости». В среде ученых-гуманистов особенно ценилась манера говорить об известных вещах, обыгрывая их по-своему, как нечто новое ..."

Э. Панофский в книге «Ренессанс и «ренессансы» в искусстве Запада» (1957; на рус. яз. 1998) отделил понятие итальянского Ренессанса (с большой буквы) от других ренессансов, периодически повторяющихся в разное время в других культурах. Эллинистическая традиция, по убеждению Панофского, никогда не прекращала оказывать свое воздействие.

"...По заключению М. Дворжака, эпоха Итальянского Возрождения осталась в исторической памяти человечества вершиной «идеалистического стиля», который отразил «борьбу духа и материи» как главное «содержание всего развития искусства европейских народов в послеантичный период»..."

Я бы здесь поправил Дворжака, возразив, что эпоха Итальянского Возрождения, на самом деле, явилась последним всплеском античности, безусловной вершиной идеалистического стиля, во главе которого стоял Человек с большой буквы, на одном пъедестале с Богами, очень скоро свергнутый с этого пьедестала католической церковью до уровня раба божьего.

"...Действительно, «самая великая», по свидетельству современников, картина эпохи Возрождения – «Битва при Ангьяри» Леонардо да Винчи – не была художником завершена, а затем полностью утрачена. Та же судьба постигла располагавшуюся на противоположной стене Зала Пятисот Палаццо Веккьо во Флоренции картину Микеланжело «Битва при Кашине». Фреска «Тайная вечеря» Леонардо стала разрушаться на глазах у автора. Его же конная статуя Ф. Сфорца так и не была отлита из бронзы, а модель погибла. Задуманные Микеланжело Капелла Медичи, величественная гробница Папы Юлия II, фасад церкви Сан Лоренцо во Флоренции не осуществлены. Роспись Сикстинского плафона работы Микеланжело, по словам X. Вёльфлина, «мука для зрителя», настолько она не соответствует пространству помещения.

Главное произведение эпохи Возрождения – собор Св. Петра в Ватикане, строившийся всеми архитекторами от Браманте и Рафаэля до Микеланжело, завершался уже в эпоху Барокко и всем своим видом выражает совершенно иные представления о форме и пространстве. Одно из поздних произведений Микеланжело – фреска «Страшный суд» на алтарной стене Сикстинской капеллы в Ватикане (1536-1542) – не ренессансное и даже не барочное творение. В нем, как и в последних скульптурных произведениях на тему «Пьета», происходит возврат к средневековой системе изобразительного искусства. ..."

Античный Рим

Осмотр я начал с Колизея. Первое, что бросается в глаза, это разнообразие материалов, из которых он построен. Непонятно, то ли он много раз восстанавливался, то ли это последствия последних реставраций. Если считать, что ремонтировал его тот самый Папа Пий 9 (1846-1878 гг), который проклял отделение церкви от государства, то обращает на себя внимание кирпич абсолютно "помпейского" вида. Я уже говорил, что весь "античный", "средневековый" и современный Рим построен из одного и того же кирпича, по внешнему виду которого невозможно определить его действительный возраст, и других строительных материалов, полностью идентичных между собой, будь то древние или современные. Мало отличима от "античной" и сегодняшняя архитектура Рима.

Попробуйте, в остатках старой постройки на фоне "нового" мемориала Витторио Эммануеле, найти десять ГРУБЫХ отличий. Материал - тот же самый, стиль - тот же, и т.п. Разве, что старое - не ухожено и не почищено. И такое - по всему Риму. И еще обратите внимание на родного брата Колизея на другой стороне от Капитолийского холма, который, в отличие, от Колизея, все еще утилизован "варварами итальянцами" под коммунальные квартиры.

На берегу Дуная, недалеко от Регенсбурга, стоит вот такое здание - Walhalla. Построено в 1842 году. Краем уха слышу разговор двух туристов: "Уау! Это ж надо, как древние римляне строили!"  "Ага, две тыщи лет стоит и все, как новенькое."

Walhalla aussen

На самом деле грех смеяться над незадачливыми туристами. Чаще всего, если отсутствует табличка, то определить что-то, в частности в Риме, как "античное", довольно трудно. А, тем более, сказать насколько оно "античное". Посмотрите на Арку Севера на фоне церкви эпохи Возрождения. Сильно ли они отличаются? Я думаю, что не очень. Пантеон, например (я еще вернусь к нему), со своим бетонным куполом выглядит ничем не древнее окружающих его зданий. А остатки базилики Константина на Форуме, своими размерами и архитектурой едва ли уступают, сиречь отличаются, от собора Св. Петра в Ватикане. 

Глядя на сенатскую Курию, едва ли придет в голову, что она стоит в первозданном виде уже пару тысяч лет, пока вам через гида не преподнесут это чье-то официально признанное мнение. А, органично вписаная в "античный" храм, католическая церковь - вообще шедевр. Другого места не было, чтобы церковь построить? Конечно было. Просто налицо образец "перестройки", перехода от одной религии к другой в обозримом промежутке времени. У меня - большие сомнения, что обе эпохи здесь разделяют тысячелетия. Если говорить о внешней стороне, то, на мой взгляд, по сравнению с древними зданиями, сооружениями, городскими стенами Константинополя Рим, тем же перечисленным, выглядит гораздо моложе.

Мне удалось найти в Риме несколько свидетельств чьего-то явного вмешательства в оригинальные тексты даже на всем известных триумфальных арках.

Арка Тита Веспасиана, например. Та самая, на барельефе которой изображено шествие с еврейским семисвечником. Обратите внимание на надпись с северной стороны арки. Буквы третьей строки сверху заметно больше всех остальных, а если еще пристальней присмотреться, то видно, что изначально там были совсем другие буквы, отверстия под дюбели выдают. Присмотритесь. Слова "септимус понтифекс" заменены, там что-то было другое. Известно, что войска революционной Франции 10 февраля 1798 года, под командованием генерала Бертье, вошли в Рим, провозгласив 15 февраля республику. Папа римский Пий Шестой был объявлен «отстраненным» от власти, генерал Бертье приказал арестовать его и насильно вывезти из Рима. После этого папу перевозили в почтовой карете из города в город, как последнего преступника, и 29 августа 1799 года он умер. Тогда всем показалось, что папству пришел конец. Может там стояло "секстус" или "октавиан"?

"Арка сохранилась благодаря тому, что была частью укрепления Франджипане. Не достает большинства пилонов, отреставрированных с помощью травертина Валадьером в 1822 г., — событие, о котором гласит соответствующая надпись на аттике со стороны Форума. С другой стороны аттика сохранилась подлинная надпись, благодаря которой можно точно опознать сооружение, не упоминающееся в античной литературе, если не считать сомнительный отрывок Марциала. Арка на рельефном изображении в гробнице Гатериев эпохи Домициана или Траяна (на которой можно прочесть arcus in Sacra Via Summa, т.е. «арка в верхней части Священной дороги») не может быть аркой Тита, потому что та не находилась на Священной дороге. Надпись на арке Тита гласит: Senatus / populusque romanus / divo Tito divi Vespasiani f(ilio) / Vespasiano Augusto («Сенат и римский народ божественному Титу, сыну божественного Веспасиана, Веспасиану Августу»). Упоминание Тита как «божественного» означает, что в то время, когда делали эту надпись, император был мертв.

Таким образом, арку можно отнести к периоду после 81 г., и, скорее всего, она была сооружена по приказу последнего императора династии Флавиев Домициана, брата Тита и сына Веспасиана. Некоторые датируют эту арку еще более поздним периодом — эпохой Траяна — из-за рельефов, похожих на рельефы этой эпохи, и сравнивая сооружение с аркой Траяна в Беневенто, напоминающей пропорциями, архитектурными и декоративными деталями арку Тита. Тем не менее, отнесение даты возведения арки к более позднему периоду можно исключить, поскольку имитация архитектурного стиля по прошествии двадцати лет является совершенно нормальным явлением в античном мире. Возможно, этот строго пластичный стиль, свойственный рельефам эпохи Траяна, мог появиться на несколько лет раньше, в поздний период Флавиев, на что указывают и другие признаки. Арка имеет один простой мощный пролет, подчеркнутый четырьмя полуколоннами с каждой стороны. Ее ширина — 13,5 м, высота — 15,4 м, глубина — 4,75 м. В ключах свода расположены фигуры Ромы и Гения римского народа, а над архивольтом изображены летящие Виктории на земном шаре со знаменами.

Вверху в центре на небольшом фризе, сохранившемся только на восточной стороне, изображен триумф Веспасиана и Тита над иудеями в 71 г. — событие, в честь которого и была построена арка. Внутри арки на двух больших рельефах изображены еще два эпизода этого триумфа. На южной стене — начало церемонии — шествие через Триумфальную арку. Последняя, с двумя квадригами над ней, находится справа; по направлению к арке, слева направо, несут fercula (носилки) с трофеями. Добычей являются серебряные (окуда это видно? - А.) трубы и семисвечник (это его самое древнее изображение) из Иерусалимского храма (ну, а это, конечно - самое главное! - А.). На дугообразных табличках, вероятно, были написаны названия завоеванных городов и побежденных народов. На северной стене арки изображен кульминационный момент триумфа: Тит едет на квадриге, перед ним идут ликторы с беспорядочно наклоненными фасциями. Богиня Рома держит лошадей за удила, в то время как Виктория, находящаяся на повозке, увенчивает императора. Далее следуют аллегорические фигуры римского народа и Сената (первый — обнаженный до пояса, второй — в тоге). Эти рельефы — один из самых зрелых и значительных примеров древнеримского исторического рельефа.

В центре свода, богато украшенного кессонами, изображен Тит верхом на орле, летящем к небесам. Данный образ связан с апофеозом и с обожествлением императора после его смерти. Эта сцена породила гипотезу, что, как и колонна Траяна, арка также являлась местом погребения самого Тита, и его тело находилось в помещении, расположенном внутри аттика. Но это предположение не подтверждается.

Возле арки с южной стороны видны остатки подиума, служившего, по некоторым данным, основанием четырехсторонней арки, превратившейся, в свою очередь, в башню в период средневековья. У подножия арки в начале ХХ века было обнаружено сооружение периода ранней империи со множеством небольших комнат. Анализ археологических находок и органических материалов (к примеру, остатков пищи) позволяет предположить, что постройка являлась гостиницей, служившей также домом терпимости (такие подробности результатов анализов, врачи нервно курят в сторонке, просто поражают! - А.) ."

И с этой аркой все - не так однозначно... Описание арки Ф. Коарелли, как впрочем любое описание римских древностей, похоже на описание Е. Шифриным картины Эль Греко - "Плачущая Мария Магдалина" - сугубо субъективная трактовка. Никаких надписей "who is who" там нет и в помине.

Арка КонстантинаЭто одна из самых огромных арок, когда-либо построенных в Риме. Высота ее достигает 21 метра, почти 36 метров составляет ее ширина, а толщина ее стен превосходит 7 метров. Построена арка в 315 году на основании декрета Сената и Римского народа в честь празднования десятой годовщины правления Константина и победы, одержанной им в 312 году в битве при Понте Мильвио против Максенция. Для украшения этой арки использовано множество барельефов и скульптур, снятых с других памятников. На обоих больших устоях арки находятся по четыре колонны, восходящих к эпохе правления Траяна; над колоннами возвышаются восемь статуй даков из белого с фиолетовыми прожилками мрамора Малой Азии.

Над боковыми арками расположено восемь медальонов эпохи Адриана, сгруппированных по два над каждой аркой. Четыре изображенные в них сцены воспроизводят сюжеты охоты, четыре другие - жертвоприношения. По обе стороны от надписи, повторенной на двух лентах аттика, можно видеть восемь барельефов эпохи Марка Аврелия, украшавших в свое время другую триумфальную арку и помещенных также по два с каждой стороны. Барельефы изображают торжественный момент "Возвращения императора" в 173 году после победоносных сражений с германскими племенами маркоманнов и квадов. Большой мраморный фриз эпохи Траяна является также заимствованием. Он разделен на четыре части: два фрагмента помещены над малыми арками, а два - внутри центрального пролета. Скульптурные рельефы воспроизводят сцены военных кампаний Траяна против даков (101-102 и 105-106 годы).

В общем, арка - большая сборная "солянка". Когда, кто и зачем ее собрал и как она выглядела изначально, ну хотя бы до ее реставрации "папами", покрыто мраком. Непонятно так же, зачем надо было использовать элементы с чужих монументов? Неужели Константин, построивший Константинополь заслужил только "second hand"? А вот если предположить, что Констатин завоевал этрусский город и арка была поставлена, на скорую руку, в ознаменование этого события, на завоеванной территории, то использование чужих элементов, объясняется логичнее.

Очень подробно про эту странную арку можно почитать здесь.

На плошади перед Капитолийским дворцом в Риме стоят две статуи Диоскуры, Кастор и Поллюкс. Согласно информации, предлагаемой различными сайтами в интернете, обе эти скульптуры были "счастливо вновь обретены" благодаря раскопкам в еврейском гетто в 16-ом веке и поставлены здесь в 1583 году. С удивлением обнаруживаю на пьедестале одного из них - Кастора, что скульптуры эти, оказывается, украшали Помпейский театр, а попали они сюда благодаря "усилиям" папы Бенедикта 14-го в 1744 году.

Vasi80fa

Кто здесь врет и кому это нужно?

SIMVLACRA CASTORVM
RVDERIBVS IN THEATRO POMPEI
EGESTIS REPERTA RESTITVIT
ET IN CAPITOLIO POSVIT

Театр Помпея будет - THEATRVM POMPEIVM. Мой непрофессиональный перевод выглядит так:

Скульптура (изображение) Кастора,
найденная среди руин театра Помпей.
Восстановлена и установлена в Капитолии.

Так Помпей (личность) или Помпеи (город)?

Popmei, Pompeiorum, m (plurale tantum) Pompeji
Pompeianus, Pompeiani, m Pompeianer (сторонники Помпея или же жители Помпей)

Pompeius, Pompeii m Gnaeus Pompeius Magnus

IN TEATHRO - это дательный падеж, отвечающий в западных языках не только на вопрос кому,чему?, но и на вопрос - где?

Остается лишь выяснить, в родительном ли падеже находится здесь слово POMPEI? По смыслу, да. Помпей, как и Помпеи (единственное число), как имя собственное относятся к пятой деклинации (пятому склонению?) и оба, в родительном падеже будут иметь окончание - i, продолженое, которое на письме не всегда выделялось черточкой вместо точки. Но и это, не делает никакого отличия. Кроме того, это- только в русском языке Помпеи - множ. число. И то не всегда, Брокгауз дает ед. число, жен. род - Помпея.

Вывод: Данная надпись не позволяет однозначно определить "человек, или пароход" скрывается под словом POMPEI.

Есть интересная статья В.Вишнева про странные даты на старых картинах --- про арку Тита, где на картине Каналетто в 18 веке изображена дата римскими цифрами МССXVIIII.
Я не знаю, откуда пошла эта инофрмация о якобы изображенной на картине Каналетто арке именно Тита, но с ней она не имеет абсолютно ничего общего. Я предположу, что Каналетто нарисовал арку Галлиена, причем в том виде, в каком он ее не мог видеть, если сравнить с рисунком Дж. Баттисты Пиранези, который был его современником. Но сегодня верхняя часть арки с надписью, что кто-то восстановил ее после, буквально сожравшего ее, жуткого пожара, да еще в 1219 году?!, уже отсутствует.

Разумеется Каналетто отличается от каллиграфа Пиранези более буйным полетом фантазии, пусть и оба они, как теперь считается, "каприччили", но вряд ли бы он выдумывал текст, да еще и с датой. Значит он, пусть и поместил ее в общеримский топографически неверный коллаж, но ее видел? И, что же это был за пожар "сожравший" мрамор или травертин? Может это был Великий пожар Рима (лат. Magnum Incendium Romae) — пожар, опустошивший десять из четырнадцати кварталов Древнего Рима при императоре Нероне, в июле 64 года?

Есть ли здесь хронологическая подсказка?

 

При перепечатке и публикации ссылка на сайт обязательна © 2007-2013 Andreas Tschurilow

Датировка списков римских консулов

В то время, как в республиканский период консулы «годовали», с 5 года до н.э. появляются т.н. консулы-суффекты и длительность правления всех консулов начала сокращаться, причем к концу I в. н.э. она составляла уже только 2-3 месяца. Тем не менее все они считались эпонимами. В отличие от монументальных эпитафий, в повседневной жизни, как-то присвоение гражданства, долговые расписки, завещания, договора купли и продажи (большей частью на территории Италии) упоминались не консулы данного года (consules ordinarii), а именно суффекты, особенно в провинциях. Упоминаемые на восковых табличках из Помпей консулы, скорее всего, и есть суффекты, которых с учетом отнюдь не большого разнообразия имен у ромейских граждан было превеликое множество. Более того, те из граждан, получившие свое гражданство от одного из цезарей, перенимали в свое имя его преномены и родовое имя (nomen gentile). Поэтому различать, кто есть кто в той или иной надписи почти всегда сопряжено с полетом индивидуальной фантазии. Кроме того на монументальных эпитафиях упоминали consules ordinarii даже тогда, когда срок их правления давным давно закончился, поэтому точная датировка по консулам вовсе не всегда возможна.

Одну из эпиграмм в Помпеях датировали еще в XIX веке 77 г. н.э., т.е. за два года до гибели города. Датировали по консулам. CIL IV 1852

C. PVMIDIVS. DIPILVS. HEIC. FVIT. AD NONAS OCTOBREIS. M. LEPID. Q. CATVL. COS «К. Нумидий Дипил был здесь 5 октября, в консульство М. Лепидия и Кв. Катулла»

Но такие консулы в паре встречаются в списке не в 77, а в 78 году, причем до н.э. Неужели стены не ремонтировали целых сто лет? Или Помпеи погибли до н.э.? Я насчитал 16 консулов М. Лепидиев за период с III в. до н.э. по III в. н.э. Если взять еще и вариации этого имени, то будет раза в два больше. Однозначных Кв. Катулов в списке меньше, всего четыре, но разброс во времени такой же. Насколько можно быть уверенным, что все они не дубликаты?

Георгий Агрикола (1494—1555) описывая извержение, якобы погубившее Помпеи и Геркуланум, считает, что оно произошло когда император Тит Веспасиан Август в 7-ой и Флавий Домициан в 7-ой раз были консулами. Во всяком случае такую цитату приводит Джулиани.

«...maximum incendium, quo postea arsit Tito Vespasiano A. VII. Fl. Domitiano VII. Coß. rupto enim vertice primum saxa eiaculatus est altius.»

А в немецком переводе Эрнста Лемана начала XIX века консульская нумерация в этом отрывке отсутствует и фраза имеет буквально следующий вид:

«... жуткое извержение, которое несколько лет спустя, при консулах Веспасиане и Фл. Домициане, повергло окрестности в страх и ужас...»

Но, согласно традиционной истории, в 79 году консулом в седьмой раз был только брат Домициана Тит, а сам Домициан получил седьмое консульство лишь в 80 году. Следующий 81 год не отмечен именами Тита и Домициана в качестве консулов вовсе, что для этой семьи выглядит более, чем странным. Так же странно, что Веспасиан не был обожествлен в течение приблизительно шести месяцев после его смерти. Например, монеты Домициана (сына Веспасиана) включают DIVI F(ILIUS), сын «божественной жертвы» вместе с титулом цезаря, только начиная с периода, когда Домициан был консулом в седьмой раз (80-81 гг.?).

Списки консулов Римской республики дошли до нас в трех редакциях эпохи Августа: а) Fasti Capitolini (Капитолийские списки), установленные на форуме между 36 и 30 гг. до н.э. Текст их сохранился лишь частично; пропуски могут быть заполнены при помощи более поздних источников, таких, как «Летописец 354 г. н.э.», так называемые "Fasti Hydatani", составленные в 468 г. н.э., и «Пасхальная летопись», сочиненная по-гречески в 630 г. н.э.; б) «История» Тита Ливия, а для утраченных частей его труда — список консулов летописи Кассиодора, изданной в 519 г. н.э.; в) римские эпонимы для 486—302 гг. до н.э. у Диодора (XI—XX). Ср.: Ed. Meyer, Kleine Schriften, II, 1924, с. 288. Списки консулов вышеупомянутых летописцев содержатся в "Chronica minora", I—III, hrsg. v. Th. Mommsen, 1892—1898. См.: T.R.S. Broughton, The Magistrates of the Roman Republic, I—II, Suppl., 1951; A. Degrassi, I Fasti Consolari dell' Impero Romano dal 30 c. C. al 613 d. C., 1952.

Согласно Теодору Моммзену (1817 - 1903) немецкому историку, лауреату Нобелевской премии за труд «Римская История», датировка списка консулов Fasti Capitolini - фундамент всей традиционной истории... Возникает правомерный вопрос, насколько можно доверять самим этим фастам. Считается, что фрагменты древнеримских Fasti, которыми пользовались Сигоний и Панвинио были обнаружены ими в 1546 году во дворце Консерваторов в Риме. Сам дворец Консерваторов построен в XV веке по проекту Микельанджело. По другим сведениям фасты нашли случайно на римском форуме в 1547 году, когда обустраивали печь для обжига извести (вероятнее всего покапывали на форуме в поисках мрамора для этой самой печи). Каким-то образом в этом деле участвовали кардинал Фарнезе (внук папы Павла III, возглавивший после его смерти Тридентский собор, финансировал орден иезуитов, последние годы жизни был кардиналом-деканом, т.е. вторым после папы лицом в РКЦ, участвовал в разработке Григорианской календарной реформы) и сам Микельанджело, который реставрировал находки и разместил их в «своем» дворце Консерваторов на Капитолийском холме. Еще пару обломков нашли на форуме во-время раскопок в 1817/18 гг.

fasti capitolini consolari e trionfali

Нужно отметить, что реставрация происходила в одном из частных дворцов Фарнезе, подальше от посторонних глаз, поэтому сомнения в идентичности, выставленных только через два года во внутреннем дворе дворца Консерваторов, мраморных обломков в микельанджеловской оправе начали возникать уже у современников находки. Эти фасты в 1550 году первым расшифровывал и опубликовал профессор университета Болоньи, гуманист, Карл Сигоний автор фундаментального труда по истории западной римской империи в 20-ти томах. Ему же папа Григорий XIII поручил написать историю христианской церкви, но он ее так и не закончил, умер в 1584 году. Видимо сказалось публичное разоблачение «Consolatio» (подделки Сигония, приписанную им Цицерону и вышедшей в Венеции годом раньше), подмочившее его репутацию. После этого случая, ко всем предыдущим работам Сигония, по мнению некоторых исследователей, следует подходить с известной долей осторожности и скептицизма.

Затем публикует свою работу на эту тему и флорентийский профессор-теолог, папский библиотекарь, Онуфрий Панвинио, пытаясь привязать капитолийские фасты к фастам Тита Ливия. Более того, желая угодить сильным мира сего, он выстраивает генеалогическую связь родов Фарнезе и Колонна с античными римлянами, продолжив капитолийские фасты больше, чем на 1000 лет, вплоть до Карла V.

Допустим, что списки консулов во дворце Консерваторов подлинные, но вот их датировка... она проводилась методом втыка, т.е. сопоставления набора похожей на хронологическую, информации, взятой из сомнительных литературных источников таких авторов, как:

Тит Помпоний Аттик

По свидетельству Корнелия Непо, Аттик трудился над liber annalis, куда он скрупулезно записывал все исторические события, а также занимался составлением генеалогических древ влиятельных римских патрициев. Ничего этого не сохранилось. Сохранилась его объемная частная переписка с Цицероном. Он также якобы был первым издателем (I век до н.э.!) Цицерона.

Гай Лициний Макр

Труды его до нас не дошли. О нем мы знаем только по свидетельствам Тита Ливия и Дионисия Галикарнасского. Тит Ливий «плевался» на него, считая, что тот все переврал, но, тем не менее, включил текст Лициния в «свою историю». Что касается Дионисия, то его критики замечают, что автор в своем сочинении предстает более ритором, искусным оратором, чем историком. В ущерб гладкому повествованию Дионисий подгоняет факты, и может быть даже придумывает их.

Перевод с древнегреческого на латинский язык первых 11 томов Дионисия был выполнен в 1480 г. неким Лапусом по заказу папы Павла II с манускрипта X века. На оригинальном же греческом его труд был опубликован только в 1546 г. в Париже.

Валерий Анциат

Последний признан даже официальной наукой невызывающим доверия, а ведь именно его, большей частью, компилировали Тит Ливий и Дион Кассий. Кроме того его речь содержит лишь отдельные древнелатинские слова и никоим образом не выглядит архаичной для помещения ее в «до н.э.» А если разобраться, то выходит, что он, скорее всего, поздняя подделка.

И куда тогда прикажете девать самого Тита Ливия?

Первое печатное издание трудов Ливия появилось в Риме предположительно в 1469 году (на самом деле год на книге не указан). В этом издании не хватало книг 41­-45, которые появились только в Базельском издании 1531 года. Недостающие книги были допечатаны с единственной сохранившейся рукописи, которая к тому времени чудесным образом обнаружилась в монастыре Лорш (Германия), а теперь хранится в Вене.

Ученик Витторино да Фельтре (Vittorino da Feltre) (1378—2.2.1446), итальянскиого педагога-гуманиста, Джованни Андреа Бусси, позже епископ, осуществил в 1469 г. вместе с римскими печатниками Свенхаймом и Паннартцем первое типографское издание Тита Ливия; он издавал и других античных классиков. Большой интерес гуманистов к Титу Ливию, проявленный еще Фр. Петраркой, позже Л. Валлой, нашел достойное завершение в трудах Витторино по подготовке научного издания римского историка и в напечатании его труда учеником Витторино Бусси. Другой ученик Витторино, правитель Федериго Монтефельтре, устраивал у себя в замке публичные чтения Ливия.

Но кто "нашёл" рукописи Тита Ливия? Конечно Поджо! Ну кто его не знает? Или же его учитель Петрарка.

Цитата
Петрарка проявлял интерес к античной культуре, одним из первых начал разыскивать и собирать древние манускрипты, иногда собственноручно их переписывал. Он воспринимал книги как своих друзей, беседовал с ними и их авторами. Он писал их сочинителю (Цицерону, Квинтилиану, Гомеру, Титу Ливию) письма в прошлое, тем самым пробуждая у читателей интерес к древности в обществе. Итальянские гуманисты 15 в. (Поджо Браччолини и др.) продолжили дело Петрарки, организовав широкий поиск книг (в монастырях, городских канцеляриях) не только латинских, но и греческих. За ними ездили в Византию Джованни Ауриспа, Гуарино да Верона, Франческо Филельфо и др. Собирание греческих книг, ценность которых уже осознавали даже не знавшие по-настоящему греческого языка Петрарка и Боккаччо, повлекло за собой необходимость его изучения и приглашению во Флоренцию византийского ученого и общественного и церковного деятеля Мануила Хризолора, преподававшего в 1396–1399 во Флоренции. Из его школы вышли первые переводчики с греческого, лучшим из которых стал Леонардо Бруни, переводивший сочинения Платона и Аристотеля. Интерес к греческой культуре возрос с переездом в Италию греков из осажденной турками Византии (Феодора Газы, Георгия Трапезундского, Виссариона и др.), прибытием на Ферраро-флорентийский собор Гемиста Плифона. Греческие и латинские рукописи переписывались и сохранялись в возникавших в этот период библиотеках, крупнейшими из которых были папская, библиотека Медичи, Федериго Монтефельтро в Урбино, Никколò Никколи, Виссариона, ставшего кардиналом римской церкви.

Так был создан обширный фонд античной классики и раннехристианских авторов, необходимый для разработки гуманистический идей и учений. - Нина Ревякина, Энциклопедия "Кругосвет".

Но в прошлое ли писал свои письма Петрарка?
Может письма были адресованы историку Титу Ливию Фруловизи [Titus Livius Forojuliensis], приглашенному в Англию герцогом Глостером для написания английской истории и оставшемуся странным образом, по сравнению с другими гуманистами, в тени?

 

P.S.

Это также точно, как то, что Юлия Цезаря убили 15 марта 44 года до нашей эры!
- А тебе это откуда известно? - протяжно вздохнул штурман.
- Что? - не понял я.
- Про Юлия Цезаря!
Вот как! Новенький не уставал удивлять.
- Это всем известно!
- Говори конкретно за себя! - Завьялов сделал ударение на последнем слове.
Опять ему не так! К чему он клонит?
- Из книг по Древней истории! - этот форменный допрос начинал злить. - Римская хронология, вообще, самая достоверная!
- Она случайно не основана на датировании по консулам? - штурман развернул кресло ко мне.
- Ну да! Это датирование употреблялось ещё в пятом веке, - а ты не полный профан как остальные. Но и я знатоком не зря слыву. - Дионисий, который и предложил эру от Рождества Христова, датировал своё "Вычисление пасхалий" годом консула Проба Младшего. И там же он 562-й год ставит в соответствие двадцать первому году после консульства Василия. Дальнейшее, имея полные списки консулов за тысячу лет от Брута и Коллатина до этого Василия, дело техники!
- А ты сам когда-нибудь заглядывал в эти списки? - кажется, Завьялову было просто любопытно.
Я замялся - хронологические таблицы наводили на меня тоску.
- Похоже, что нет, - глаза штурмана загорелись знакомым недобрым огоньком. - А чтение преинтереснейшее! Можно, например, увидеть бесчисленные пропуски, заполненные безымянными военными трибунами с консульской властью. Или что списки кончаются 337-м годом нашей эры. Резонный вопрос - где консулы следующих двухсот лет? И самое главное: где, кем и когда эти списки были впервые составлены?
Тут новенький промахнулся.
- Списки римских консулов, - услужливо подсказал память, - дошли до нас в Капитолийских фастах и в "Истории" Тита Ливия!
- "Почтенному Ливийцу", - Завьялов скептически хмыкнул, - и сами историки доверяют с большой осторожностью, считая его труд всего лишь историческим романом. Что до фаст...
Штурман нахмурил брови и задумался на десяток секунд.
- Фасты... Фасты впервые изданы в шестнадцатом веке Сигонием. Работа его, по мнению источниковедов - результат кропотливого труда и замечательного остроумия, что в переводе с научного означает - подготовляя фасты к печати, Сигоний приводил их в порядок, редактировал и дополнял. Всё бы ничего, но это тот самый Сигоний, который как бы "в шутку" фальсифицировал римские рукописи!
Завьялов с довольной физиономией откинулся на спинку кресла. У меня внутри всё кипело.
- Есть и другие источники!
Как жаль, что книг под рукой нет!
- Да, есть, - спокойно ответил штурман. - Из них известно, что Диоклетиан ввёл в Египте датирование по консульскому году. Не означает ли это, что и вообще датирование по консулам было введено только при Диоклетиане? И про "Царский канон Птолемея" не надо рассказывать! Потому как в нём список властителей продолжается до падения Константинополя в 1453 году! Остальные известные источники относятся, самое раннее, к пятому - седьмым векам нашей эры. А теперь, - Завьялов направил на меня указательный палец, - включаем мозги! Компьютеров тогда не было. Надёжных материалов для записей тоже. Ближайшая летопись составлена через шестьсот лет. Шестьсот! И после этого ты будешь утверждать, что всем известно, когда убили Юлия Цезаря?
Ответить на вываленную кучу непроверяемых фактов и домыслов было нечем - запас знаний не позволял.


(c) Экспев Терн. Пилот. Журнал "Самиздат"

 

При перепечатке и публикации ссылка на сайт обязательна © 2007-2013 Andreas Tschurilow

В двух словах...


    «Во что бы то ни стало устройте старым теориям достойные похороны; хотя мы должны позаботиться, чтобы в этой поспешности не был похоронен живым ни один из раненых».

     Сэр Уильям Флиндерс Петри